Часто задаваемые вопросы

 

    ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ

https://faq-ru.ru             

 

Как выбрать духовника в православии


Духовник в православии: как выбрать духовного отца?

Кто такой духовник? Как не ошибиться в выборе духовного наставника? На эти сложные вопросы Вам ответит епископ Пантелеимон (Шатов) в данной статье.

Духовник

Кто такой духовник, духовный отец? Лучше искать духовника из монахов или из женатого духовенства?

Духовником обычно называют священника, к которому регулярно ходят на исповедь (у кого исповедуются по преимуществу), с кем советуются в сложных жизненных вопросах. Слова духовника принимают как совет. Тот духовник, который требует абсолютного подчинения себе, настаивает на буквальном, строгом, неукоснительном исполнении своих советов, претендует на роль старца – может сильно навредить; духовника нужно выбирать, как мне кажется, кроткого и смиренного.

Духовный отец – это духовник, который давно знает человека, приходящего к нему на исповедь, хорошо с ним знаком, засвидетельствовал своим внимательным отношением к человеку свою любовь к нему. Я обычно не делаю различия между духовником и духовным отцом, мне кажется, это понятия в принципе одинаковые, но духовный отец –– это, возможно, тот духовник, который в большей степени заботится о своих духовных чадах, уделяет им больше времени, кого сами духовные чада называют духовным отцом.

А вот старец – это совершенно другая категория в духовном руководстве. Старец – это человек, которому открыта воля Божия, которого слушаются безусловно, полностью доверяют и слова которого исполняют беспрекословно.

Как выбрать духовника?

Отношение к духовнику должно быть все-таки осторожным. В наше время есть случаи, когда священники уклоняются от того, чтобы быть духовниками, или по ложному смирению, или по нежеланию заниматься пастырским трудом, а бывает другая крайность, когда человек возомнил о себе, что он хороший духовник, и ему нравится управлять духовной жизнью своих чад, – таких духовников, конечно, нужно избегать. Духовник должен быть и добрым и смиренным, но и взыскательным и строгим.

Духовник может быть и из монахов, и из белого духовенства, всё зависит от человека, а не от того, к какому сословию он принадлежит. И в миру есть как очень хорошие священники, так и нерадивые, и в монастыре есть люди, которые дают совершенно неправильные советы, невыполнимые епитимьи и поклоны за уже исповеданные грехи, а есть замечательные старцы. Также бывает, что монашествующие, которые ушли в монастырь в молодом возрасте, плохо знают семейную жизнь и иногда могут ошибиться в своих рекомендациях, не понимая все тонкости семейных проблем .

Исповедаться лучше только у своего духовника, правда бывает такая крайность, когда человек отказывается, даже в случае нужды(болезнь, долгое отсутствие духовника) исповедоваться у другого священника.

Есть опасность, особенно для девушек, женщин — душевной привязанности к духовнику. Иногда это приводит к очень тяжелым последствиям. Здесь нужно отличать душевную привязанность от духовной связи с духовником. Как отличать душевную привязанность? Ее признаками являются: ревность, зависть к другим(«им батюшка больше уделяет времени, а мне меньше»), желание одной ласковости со стороны духовника, обиды на его строгость.

Нельзя допускать душевной привязанности к духовнику, нужно этого очень бояться. Если появляются какие-то проблемы в отношениях с духовником, можно подойти к духовнику вашего духовника и попытаться с ним эти вопросы решить.

www.pravmir.ru

Как выбирать духовника и приход: 5 правил

Выбрать духовника и приход непросто. Здесь играют роль не только общие для всех обстоятельства, но и личные особенности человека: его интересы, привычки и многое другое. Духовная жизнь в принципе слишком сложна, чтобы давать в ней универсальные советы.

Но в то же время существует ряд вещей, на которые стоит обратить внимание всем. Они позволят избежать наиболее частых ошибок при воцерковлении, удержат от попадания вместо Церкви в псевдоправославную секту.

1

Любовь

В Евангелии Господь сам дает простой, но очень верный совет о том, что является главной отличительной чертой христиан. Спаситель напоминает апостолам: По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин 13:35). Именно по этому критерию и стоит искать себе общину и духовника.

Не стоит при этом надеяться, что вам вдруг попадется храм, куда ходят одни святые. Заметим здесь, что даже у святых были свои грехи и недостатки. А потому, чтобы не разочароваться, с самого начала не стоит питать иллюзий: в любом человеческом сообществе всегда есть и непонимание, и конфликты, и напряженные отношения. Вопрос только в их градусе. Приход, как и любая другая организация или группа, может в равной степени оказаться как объединением нормальных, живых (а оттого и не без проблем в общении) людей, так и «террариумом единомышленников».

Придя в храм, вы вряд ли сразу разберетесь во всех тонкостях отношений между постоянными прихожанами, на это потребуется время. Зато вы сразу сможете заметить, если у прихода существуют проблемы в отношении с другими общинами и Церковью в целом. Идея осажденной крепости, единственного «правильного» прихода, может обретать самые разные формы, но это всегда повод насторожиться. Противопоставить себя остальной Церкви, утверждать, что лишь у вашего настоятеля есть истина в последней инстанции — верный шаг в сторону тайной секты под православной вывеской.

2

Свобода

Читайте также

Духовный отец - кто это?Приход — не казарма, где все подчинено исполнению командирской воли, а подчиненные ни о чем не должны думать. Задача духовника состоит в том, чтобы научить человека самостоятельно мыслить и самостоятельно принимать решения. Поэтому хороший духовник будет давать скорее советы, а не приказы, помогать прихожанину с его самообразованием. И никогда не будет рубить сплеча.

Бывают, к сожалению, и такие случаи, когда, увидев прихожанина в первый раз, священник в приказном порядке требует от него идти в монастырь или связать себя узами брака с незнакомым человеком. Нередко таких священников окружают люди, которые неустанно повторяют, что «батюшка — прозорливый старец» и его необходимо беспрекословно слушаться. Однако не стоит забывать, что такая попытка сломать чужую волю  не соответствует представлению о жизни христианина и даже осуждена соборным решением Церкви.

Постановление Священного Синода Русской Православной Церкви от 28 декабря 1998 года указывает священникам на недопустимость склонять прихожан к оставлению учебы, работы или воинской службы, принятию монашества, вступлению в брак, внесению каких-либо пожертвований. По любой из этих тем вы, конечно, можете посоветоваться со священником, и он даст вам ответ, но сам он принуждать вас к чему-либо и требовать от вас этого не имеет права.

Православие — это религия свободы. Впрочем, не стоит забывать и о том, что если сделать свободный выбор в пользу зла, ответственность за него будете нести лично вы.

3

«Работа с источниками»

Никакой, даже самый опытный, священник не может говорить вещей, противоречащих Священному Писанию, канонам Церкви и ее соборным решениям. Поэтому лучшей защитой от попадания в псевдоправославную секту может стать для вас работа с «несколькими источниками». Доверяйте своему духовнику, но в то же время читайте Евангелие и толкования к нему авторитетных богословов, не избегайте образовательных курсов, даже если они проходят за пределами вашего прихода. Не бойтесь советоваться не только с вашим, но и с другими священниками.

В том, что вы стремитесь как можно полнее, и в том числе из первоисточников, узнать о своей вере, нет ничего греховного. Напротив, образование — один из важнейших столпов духовного роста христианина.

Но будьте при этом внимательны, не дайте себе впасть в иную крайность, и не думайте, что через пару недель учебы на катехизаторских курсах вы обязательно станете разбираться во всем лучше своего приходского священника. Опыт говорит о том, что новообращенный христианин, не имеющий должного образования и опыта, может сам ошибочно понять то или иное место в Писании, по незнанию неверно истолковать слова Отцов Церкви или решение какого-нибудь собора. В такой ситуации  один шаг остается до того, чтобы несправедливо осудить своего духовника, а то и всю Церковь. Не один трагический раскол возникал именно так, по неграмотности людей, вооруженных «полузнанием».

Поэтому если что-то в словах вашего духовника смущает вас, постарайтесь проверить и перепроверить это максимально возможным количеством способов.

4

Воцерковленность вместо субкультурности

Частая ошибка человека, впервые входящего в храм, — доверие к тем, кого порой называют церковными фриками.

Действительно, у Церкви есть свои традиции, даже свои устои: в этом нет ничего странного. Наоборот, подчас именно Церковь сегодня выступает хранителем всего лучшего, что осталось нам от традиционного общества. Однако, во-первых, Церковь — не заповедник старины или какой-то особой субкультуры. Воцерковившемуся мужчине не обязательно растить бороду и приучаться говорить «спаси Господи» вместо привычного «спасибо». А, во-вторых, степень духовного роста и близости ко Христу опять же определяется вовсе не длиной бороды или юбки.

У новоначального христианина возникает масса вопросов: зачем поститься, как правильно вести себя в храме, как молиться перед едой? Многое кажется ему необычным, и с этим нужно разбираться. Не в последнюю очередь для того, чтобы научиться отличать важные для христианина поступки от экзальтированного поведения.

Вспомните роман Достоевского «Братья Карамазовы». Подлинный старец Зосима говорит там вполне понятным языком, не пытается юродствовать, хотя в этом его и подозревают далекие от Церкви люди, не понимающие многих его поступков. В то же время его оппонент — монах, явно страдающий от множества духовных болезней, притягивает к себе людей именно своим странным поведением, рассказами об откровениях, актерскими попытками изобразить лубочного святого.

5

Выше партий

Церковь — вне политики. Конечно, она не может избегать любых столкновений с политикой, и разговоры на соответствующие темы тоже будут периодически возникать, ведь они ведутся людьми повсюду. Однако когда политические темы начинают доминировать в жизни прихода — это уже «тревожный звоночек». Ведь, скажем, в парикмахерскую вы идете, чтобы подстричься, а не только чтобы услышать пусть даже самые близкие вам лично политические лозунги из уст парикмахера. Если за ваши деньги с вами поговорят о политике, но при этом не подстригут вас, вы будете вполне обоснованно возмущаться.

Так же и в Церкви. Обратите внимание, сегодня известные священники касаются общественных тем, но о чем бы они ни начинали говорить, основной целью их выступления является Христос и Его проповедь. Ради этого священник может обратиться и к проблемам экономики, и к вопросам политического характера, и к экологии, и к современному искусству. Но целью разговора должно оставаться христианское осмысление проблемы, то есть, в конечном счете, разговор о Боге и вечном спасении, а не о том, за кого же голосовать.

И, разумеется, совсем уж недопустимо, если в приходе начинается «выбраковка» людей по политическим признакам. Ведь, подходя к Причастию, все христиане являются равными братьями, оставившими сиюминутные споры во имя вечности.

 

| Читайте также:

Духовник: как искать, зачем он нужен и что делать, если его нет

 

На заставке фрагмент фото flickr.com/spbpda

 

 

foma.ru

Духовник: как искать, зачем он нужен и что делать, если его нет

Насколько нас обязывает решение стать духовным чадом, насколько оставляет свободными? Какое отношение к духовнику — неправильное? Как быть, если руководителя в духовной жизни у вас пока нет? Можно ли иметь «духовника по переписке»? Как быть, если у мужа и жены разные духовники? Можно ли перейти от одного духовника к другому? И что это за тайна духовничества, делающая отношения отца и чада особыми?

Об этих и других нюансах темы говорим с известным московским священником, на протяжении 35 лет бывшим в послушании у архимандрита Иоанна (Крестьянкина), — настоятелем храма Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках протоиереем Владимиром Волгиным.

Время на проверку

— Отец Владимир, с чего человеку, только что пришедшему в Церковь, начать поиск духовника?

— Прежде всего, об этом нужно молиться. Преподобный Симеон Новый Богослов советует молиться много, чтобы Господь послал духовника. Еще один совет: не спешить. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорил следующее: когда молодой человек и девушка познакомились и имеют симпатию друг к другу, то до решения вопроса о браке должно пройти три года. Безусловно, между ними должны быть дружеские отношения, целомудренные, и уже к концу третьего года молодые люди должны определиться: могу ли я с этим человеком жить или нет? Вот духовничество — это тоже в каком-то смысле брак, только духовный. И поэтому не сразу нужно проситься в духовные чада к тому священнику, который тебе пришелся по вкусу и отвечает сегодня внутренним твоим запросам. Завтра это может оказаться не так!

Нужно очень внимательно присмотреться к нему, увидеть положительные стороны — а мы, священники, будучи человеками, являем и пристрастные, отрицательные свои стороны. Нужно наблюдать за тем, как священник руководит своими духовными детьми, навязывает ли тотально свою волю, настаивает ли на ней или оставляет человеку свободу. Даже Господь не ограничивает нашу свободу, Он стучится в дверь сердца, именно стучится, но не приказывает: «Откройте Мне дверь!»

— Можно с лёту довериться и духовно не­опытному человеку, «младостарцу»…

— Да. Младостарцы — это молодые, не­опытные священники, которые считают себя людьми, знающими волю Божию, всё понимающими, всё видящими. А на самом деле это не так. Да, безусловно, бывают исключительные случаи: преподобный Александр Свирский уже в 18 лет считался старцем, преподобный Амвросий Оптинский в 38 лет стал старцем. А в обычной нашей жизни люди приходят зрелыми к этой харизме, к тому послушанию, которое Господь может возложить на человека непосредственно или через духовного отца. Но если мы не видим чего, а утверждаем, что видим, и настаиваем на этом, то горе нам, священникам, духовникам!..

Поэтому, повторюсь, спешка ни к чему.

Я уже 36 лет служу в сане священника, и много людей прошло через меня и остановилось у меня как у духовника. Но раньше я преждевременно устанавливал отношения: человек просит об этом, «влюбился» как в священника с первого взгляда и думает, что все будет благополучно. Были и такие случаи, когда люди уходили от меня, наверное, разочаровываясь, наверное, потому, что я не смог достаточно глубоко ответить на их вопросы. А может быть, отвечал так, что вопрошающим было неинтересно слушать. Разные бывают причины отхода верующих мирян от своих духовников. И для того чтобы этого не было, я постепенно, с опытом, стал устанавливать какой-то период, так скажем, «воздержания» до заключения отношений. Я говорю: «Понаблюдайте за мной. Я вам не откажу ни в коем случае, буду сейчас на правах “исполняющего обязанности” духовного отца. Но не буду таковым до тех пор, пока вы не посмотрите на меня достаточно продолжительное время».

— При этом Вы исповедуете этих людей?

— Да, конечно, исповедую, беседую, отвечаю на все те вопросы, которые они ставят передо мной.

— Чем отличается духовное чадо от человека, который просто приходит на исповедь?

— А чем отличаются свои дети от чужих детей? Наверное, тем же. Твои дети тебя слушаются, по крайней мере, обязаны слушаться до какого-то возраста. Да и потом, может быть, послушание сохраняется, если это полезно будет. А чужие дети тебя не слушаются. Они к тебе могут обращаться за каким-нибудь советом, за конфеткой, условно говоря, за объяснением чего-то. Вот и исповедующийся человек, не являющийся духовным чадом, находится примерно на таком уровне отношений со священником.

Послушание и свобода

— Строго говоря, абсолютное послушание — это монашеская категория. А в какой мере послушание может соблюдать мирской человек?

— Конечно, необходимо учитывать возможности человека.

Есть определенный круг проблем — не очень разносторонний и обширный, — который люди, живущие в миру, обычно ставят перед нами, священниками. Эти вопросы по сути своей касаются кодекса нравственно-христианской жизни, и когда речь заходит о них, духовное чадо, безусловно, должно проявить послушание. Ну, например, жизнь в так называемом «гражданском браке», в отношениях, которые не зафиксированы органами государственной власти и Церковью не освящены. Это блуд. Некоторые говорят: «Да я лучше повенчаюсь, я не пойду в ЗАГС». Но эти люди не понимают того, что до революции Церковь сочетала в себе два института: ЗАГС (метрические книги) и сам институт Церкви, где совершались таинства или обряды. И, безусловно, человек, который просит у тебя духовничества, должен послушать тебя и перестать жить в таком незаконном сожительстве. Или же узаконить его. Это же просто, правда?

Есть проблемы другого уровня. К примеру, переход с одной работы на другую работу — правильно это или неправильно? Я знаю, что старцы никогда не советовали просто так переходить на другую работу, допустим, из-за более высокой заработной платы, а рекомендовали своим духовным детям оставаться на прежней работе. И, в общем, опыт показывает: это правильно чаще всего. Почему? Потому что, когда человек переходит на другую работу, он должен адаптироваться, его должны принять сотрудники, сослуживцы, а если не примут, это может закончиться увольнением. Вот тебе и повышенный уровень заработной платы!..

— Должен ли человек обсуждать с духовником любые вопросы семейной жизни? Почему не решить их самому?

— Думаю, любое обсуждение должно начаться в семье. Есть вопросы и проблемы, которые муж и жена сами могут отрегулировать. А есть такие, которые приходится выносить на благословение духовника, когда, допустим, муж не согласен с точкой зрения жены или наоборот. Причем нужно понимать: я задаю этот вопрос только в том случае, если я готов исполнить благословение духовника. Если не исполню, потому что не понравится мне ответ, то это профанация отношений. Лучше не подходить с этим вопросом к духовнику и жить по собственной воле, чем спросить и не исполнить.

Об играх в духовную жизнь

— Нет ли тут такой опасности: человек, привыкнув обо всем спрашивать духовника, потеряет способность самостоятельно принимать решения и, главное, брать на себя ответственность за них? Раз духовник благословил, он за все и отвечает…

— На моей практике я не встречал людей, которые хотели бы возложить всю свою жизнь и попечение о себе на духовного отца. Бывают некоторые отклонения, искривления, неправильности в отношениях с духовным отцом. Например, когда духовные чада спрашивают о каких-то мелочах. Условно скажем: «Благословите меня сегодня сходить в магазин, у меня в холодильнике ничего нет». Но что меня больше удивляет, это то, что иногда люди спрашивают благословения, предположим, на поездку куда-то, уже имея билет, имея путевку: «Благословите ли поехать туда-то во время Великого поста?» Я в таких случаях говорю: «Такая просьба — профанация. Я могу только помолиться о Вас в вашей поездке, раз Вы сами решили этот вопрос».

Я думаю, опасность скорее не в неумении принимать решения, а в том, что мы достаточно горды, тщеславны и привыкли решать проблемы сами по себе. И поэтому хорошо, когда люди свою голову подклоняют под благословение духовного отца.

И есть, безусловно, сложные вопросы, на которые человек не может сам ответить. А священник, по благодати Божьей, данной ему свыше, во всяком случае, способен дать очень разумный совет.

— Получается, что человек не вполне свободен как духовное чадо, у него есть некие обязанности по отношению к духовному отцу?

— Как у детей по отношению к родителям. Но эти обязанности необременительны. Сейчас ситуация такова, что многие молодые христиане, закончившие, может быть, даже не один вуз, а два или три, бывают очень самоуверенными: зачастую они считают себя компетентными не только в тех областях, в которых получили профессиональные знания, но и в духовной жизни, где якобы можно с пол-оборота разобраться. Нет, это не так. О таких людях отец Иоанн (Крестьянкин) сказал: «Нынешние чада Церкви совершенно особые… они приходят к духовной жизни, отягощенные многими годами греховной жизни, извращенными понятиями о добре и зле. А усвоенная ими правда земная восстает на оживающее в душе понятие о Правде Небесной <…> Спасительный крест <…> отвергается, как бремя неудобоносимое. И, внешне поклоняясь великому Кресту Христову и Его Страстям, <…> человек ловко и изобретательно будет сторониться своего личного спасительного креста. И тогда как часто начинается страшнейшая подмена духовной жизни — игрой в духовную жизнь».

— Где все-таки пролегает граница между старчеством и духовничеством?

— Старцы от нас, обычных духовников, отличаются вовсе не прозорливостью. Прозорливость, безусловно, сопутствует старчеству. Но старчество — больше, чем прозорливость! Ведь среди людей, которые служат не Богу, а темным силам, есть ясновидящие, которые тоже могут предсказывать судьбу человека.

Главное в старцах — другое: они — носители Божественной любви. Не человеческой, которая пристрастна и бывает часто лжива, а Божественной. И когда ты ощущаешь эту любовь, ты понимаешь, что она — истинна и никакая другая любовь не может заменить ее. Так как на моем веку встретилось мне 11 старцев, мне кажется, хотя я дерзновенно сейчас говорю, что во мне есть некий «индикатор»: подлинный ли старец тот или иной человек или нет. И я могу сказать, что старец узнается по этой любви — всепокрывающей, всепрощающей, нераздражающейся. Той самой, свойства которой описаны в Первом послании к Коринфянам апостола Павла: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает…

Мое послушание на всю жизнь

— Как Вы познакомились с Вашим духовным отцом, архимандритом Иоанном (Крестьянкиным)*, и со схиигуменом Саввой**?

— К сожалению, в свое время нам, молодежи, священники уделяли очень малое внимание, потому что в советское время им было опас­но вступать в общение с молодыми людьми. Хотя были такие московские иереи, которые с молодежью общались, но их было немного. Я, еще не будучи крещеным (принял крещение спустя полгода после этой поездки), приехал в Псково-Печерский монастырь и познакомился с отцом Саввой (Остапенко). Даже отца Иоанна (Крестьянкина) я не помню, хотя говорили, что он был и мы с ним познакомились. И уже спустя год я снова приехал в Печоры. И вот как-то отец Савва, зная, что я занимаюсь литературными трудами, предложил мне отредактировать его книгу. И вложил молитовку о духовном отце туда. Я спросил: «Вы хотите меня принять в духовные дети?» Он говорит: «Если ты хочешь, я могу принять». Я знал, что он великий, что это особенный человек… А я был очень тщеславным и, в общем-то, остаюсь до сих пор, наверное, таковым, поэтому иметь такого духовного отца для меня, безусловно, было престижно. Я еще не понимал, что такое духовничество!

Так вот я попросил отца Савву быть моим духовным отцом. О чем я совсем не жалею! Благодарю Бога за то, что он какое-то время, не очень долгое, но руководил мною и обозначил такие важные, реперные точки в моем дальнейшем пути духовной жизни.

— Например? Что больше всего Вам запомнилось из его советов?

— После первой моей, генеральной, исповеди он мне сказал: «Я тебе дам послушание, которое тебе может показаться сложным, но это делание всей жизни: не осуждай людей». Я кое-как старался это исполнить, и действительно, это послушание на всю жизнь. И это есть путь к любви.

— Как Вашим духовником стал отец Иоанн (Крестьянкин)?

— Несколько раз я обращался к отцу Савве, и параллельно у меня стали нарождаться какие-то отношения с отцом Иоанном (Крестьянкиным). Вот я исповедовался у отца Саввы, он мне говорил: «Благословляю», или «Не благословляю» — и не объяснял ничего. Отец Иоанн не противоречил никогда отцу Савве, их точки зрения, безусловно, совпадали, но отец Иоанн как бы «разжевывал» мне все: почему именно так, почему не по-другому. И мне это оказалось гораздо ближе, чем просто: «благословляю», «не благословляю». Так что постепенно я «перебазировался» к отцу Иоанну, который меня принял в духовные дети.

В отсутствие старцев

— Какова сегодня ситуация с духовничеством?

— Сложная. Думаю, не у всех священников, к сожалению, есть дарование духовничества.

— А что такое дарование духовничества, в чем оно заключается?

— Я бы так сказал: это разумность требований, которые предъявляет духовник к духовному чаду. Ни в коем случае не ставя себя в пример, я могу сказать из своего опыта, что всегда руководствовался возможностями, силой души человека. И если чувствовал, что я могу передавить и сломать, я останавливался. Если же я чувствовал, что еще есть запас каких-то сил духовных, то я еще более углублялся в душу и давал какие-то советы, которые порой, может быть, было нелегко исполнить, но духовные дети, как правило, стремились их придерживаться.

— Что же случилось сейчас — почему с духовничеством в наше время сложности?

— Главное, что происходит, — это исчезновение старцев.

В свое время мне отец Иоанн (Кресть­ян­кин) говорил: «Мы знали таких старцев, подобных по духу древним старцам. А вы знаете нас. А потом придут другие, которые не будут отличаться какими-то особыми дарованиями и силой духовной». Вот, наверное, это время и пришло, мы его сейчас переживаем — время, как это сейчас принято называть, апостасии, т. е. отступления от веры. Только по благодати Божией наша Россия и русский народ возрождаются, становятся верующими. И как раз для современного поколения святитель Игнатий Брянчанинов, размышляя о старчестве и об исчезновении его в будущем, говорил: не надо печалиться в связи с исчезновением мудрых духовных руководителей, нужно ориентироваться на духовные книги, на отцов Церкви.

И Вы знаете, вот удивительно, ведь я стал верующим человеком, принял крещение, когда мне было 20 лет, в 1969 году. Прошло 20 с небольшим лет, когда вдруг в России произошли изменения — вышел закон о свободе вероисповедания и свободе совести человека. И вот примерно с этого времени, а лучше сказать, с конца перестройки горбачевской, в 1989 году, стали издаваться православные книги: святые отцы, жития. А сейчас — море этих книг и огромное количество издательств! И мы имеем возможность знакомиться с трудами святителя Игнатия Брянчанинова, святителя Феофана Затворника, многих оптинских старцев, глинских старцев, современных старцев, как отец Иоанн (Крестьянкин), и других, кто после себя оставил труды. И они, в общем-то, для нас ответили на все вопросы, которые сейчас встают перед современным человечеством. Так, например, у отца Иоанна (Крестьянкина) есть «Духовная аптечка», составленная как советы по разным проблемам духовной жизни. Сейчас труды святых отцов систематизируются по темам, предположим: о смирении, о молитве, о гордости и так далее. Мы вполне можем искать духовного руководства и в них.

Причем я своим духовным детям не советую сейчас углубляться в аскетические труды таких подвижников, как, допустим, Исаак Сирин, потому что древние отцы, пустынножители ориентировались на монашество, на людей, живущих глубоко аскетической жизнью. Мы такой жизнью не живем. И если мы попытаемся исполнять их советы, с одной стороны, это, безусловно, может быть благом для нас, а с другой стороны, мы можем оказаться в капкане непонимания и несоответствия такого опыта и современной жизни. От этого возможны душевные помрачения, вплоть до психических заболеваний. Поэтому я ориентирую тех, кто обращается ко мне, на современных старцев и отечественных подвижников благочестия, уже почивших, но оставивших нам свои драгоценные труды, ориентированные на современное общество.

— Что это за книги — Вы можете перечислить еще несколько?

— Отец Николай Голубцов, святой праведный отец Алексей Мечёв, конечно, глинские и оптинские старцы, святой праведный отец Иоанн Кронштадтский, Феофан Затворник, Игнатий Брянчанинов. Их море, всех не перечитаешь! И сейчас люди очень занятые — на одну только дорогу на работу или на службу тратишь много времени. Всего не перечитаешь, но достаточно будет и этого для руководства в духовной жизни.

Духовник по переписке

— Может ли современный человек иметь духовника на расстоянии? Созваниваться, переписываться по Интернету, лично редко встречаясь или не встречаясь вообще?

— Конечно, могут быть такие отношения, и они очень распространены. Я слышал, что такие известные духовники, как протоиерей Владимир Воробьев, протоиерей Димитрий Смирнов имели с неким старцем переписку — брали у него советы письменно и получали ответы письменно.

И, кажется, никто из них ни разу не увидел этого старца. Такое возможно. Нам посчастливилось выбираться в Псково-Печерский монастырь, когда мы хотели, сначала мы приходили к старцам с «простынями» вопросов, потом вопросов становилось все меньше и меньше. А некоторые уже не приезжали, а письменно вопрошали старцев и получали ответы. И руководствовались этими ответами.

— Мы снова говорим о старцах, людях особых дарований, прозорливых, которые могли на расстоянии решать определенные вопросы. А как быть с обычными духовниками?

— Есть вопросы, на которые, я думаю, обычные духовники-священники, не осененные такой благодатью духовнической, старческой, не могут дать ответ. Вопросы сложные, которые требуют не только внимания и углуб­ления в душу человека, но еще какого-то параллельного знания, духовного познания, дающегося только свыше, только Богом.

Но, предположим, я имею духовных детей, которых давным-давно знаю, и это знание помогает мне, не будучи старцем и прозорливым человеком, решать, может быть, и гораздо более сложные проблемы. А если ты, обычный священник, не знаешь всех сложностей, нюансов жизни твоего духовного чада, как ты можешь ответить на его вопросы и затруднения?

— Со временем человек начинает меньше нуждаться в духовнике, меньше задавать вопросов, короче исповедоваться. Нормально ли это?

— Я думаю, это нормально. Конечно же, человек учится. Безусловно, любой предмет, по которому мы получаем знания, он гораздо более обширен, чем, допустим, институтская программа. Но тем не менее в институте дают системные знания об этом предмете, достаточно цельные. Основа в тебе заложена, и, опираясь на нее, ты можешь развиваться и дальше. Если у человека пытливый ум, и он продолжает стремиться к познанию интересующего его предмета, то все же постепенно, постепенно вопросов становится все меньше и меньше. Так же и в духовной жизни! Когда мы в последнее время приезжали к отцу Иоанну (Крестьянкину), я выцеживал из себя, как из комара, 2-3 вопроса. Мне нечего было задавать, не было проблем!

И я понимаю, что почти на все вопросы отец Иоанн ответил нам за достаточно продолжительные наши духовные отношения, которые насчитывают три с половиной десятилетия.

— Как Вы относитесь к смене духовника?

— Вы знаете, когда я был моложе, я очень ревностно относился к этому, и достаточно сильно переживал, когда от меня отходили духовные дети. Но, если они отходили, допустим, к отцу Иоанну (Крестьянкину) или к таким столпам Церкви, радость от этого превозмогала ту боль, которая во мне была. А сейчас я свободно отношусь.

Руководствуясь поговоркой: рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Человек свободен! И замыкаться на мне, человеке, который не является святым и знает, может, несовершенно, но цену своей духовной жизни… Я бы не хотел этого, не хотел бы говорить о себе: «Вот я — источник знаний». Ничего подобного. Есть люди гораздо мудрее меня. И если мои духовные чада попадают к таким людям, я сейчас уже этому радуюсь и не испытываю боли.

Неправильные отношения

— Какие отношения с духовником могут быть неправильными? Как понять, что они неверно складываются?

— Допустим, если человек видит в священнике — я говорю о личностном опыте — старца и обращается к нему как к старцу, это ложное отношение. Я не старец. Неверно, когда человек возвышает обычного духовника и ставит его на пьедестал святости. Мы, люди, я человек, грешный человек, и хотел бы избавиться, как и мои духовные дети, от страстей. Иногда это получается, иногда не получается, но все время молюсь Богу, чтобы Он меня освободил от страстей.

Очень неправильно собирать сведения о духовном отце как о чудотворце: вот здесь он проявил прозорливость, а здесь по его молитвам кто-то выздоровел. Чаще всего это в себе заключает достаточно большой элемент фантазии, и человека, духовника, начинают обожествлять. И потом, когда мы вдруг проявляем слабость, наше падение бывает велико в глазах таких людей. И погибает наша память с шумом, как сказано в Евангелии.

— Обязательно ли семье иметь общего духовника, и что делать, если у невесты один, а у жениха другой, как им поступать?

— Я придерживаюсь такого взгляда, хотя никогда не настаиваю на нем, что правильней иметь одного духовника. Представим такую картину: в Москве сейчас множество замечательных духовников; они замечательные еще и тем, что имеют опыт общения со старцами, которые передали им какой-то свой опыт — и его не почерпнешь ни в каких книжках!

Но тем не менее в силу разности характеров, личностных подходов они смотрят иногда по-разному на ту или иную проблему и на средства исцеления от той или иной душевной болезни. И это может оказаться камнем преткновения! Предположим, ваш духовник говорит одно в связи с определенной проблемой семейной жизни, а духовник вашего мужа говорит мужу другое в связи с этой же проблемой. И вы оказываетесь перед выбором: что же делать? И теряетесь, потому что вы любите своего духовника и почитаете его за «последнюю инстанцию», а супруг верит своему духовнику. И вот уже конфликт.

— Что же делать?

— Я бы таким семьям посоветовал следующее. Если не получается выбора, то жене нужно прислушиваться к своему мужу. Потому что она — за-мужем.

Тайна духовничества

— Что для Вас самое тяжелое в духовничестве и что — самое отрадное?

— Самое тяжелое в духовничестве — это то, что моя душа не является обителью для Бога. Вот чем отличались старцы от таких духовников, как я: они зрели душу человека, по благодати Божией видели ее. И давали такие советы, которые были целительны конкретно для этого человека. Вот это то, что мне приносит боль, но ни в коем случае не разочарование, а боль, потому что в духовничестве я вижу для своей души огромные возможности и именно духовничество мне приносит огромнейшее удовлетворение само по себе. Потому что порой я вижу, как советы — не мои, а «слизанные» с кого-то — приносят пользу другому человеку. Это огромная отрада! Это радость, когда советы, почерпнутые тобой у святых отцов и у старцев, оказывают целительное воздействие на души твоих духовных чад.

Читайте также

Как выбирать духовника и приход: 5 правил — В этом и заключается тайна духовничества?

— Тайна духовничества — это именно тайна. Раз мы так ее называем, значит, мы в нее не можем глубоко проникнуть своим умом. Я замечал, в особенности в первые 10-15 лет своего священнослужения, что, когда человек со мной заключал эти духовные отношения, сердце мое не то чтобы вмещало его, а становилось сродственным этому человеку. Сразу образовывалась некая нить, и за таких людей я еще более переживал, чем за тех, кто не являлся и не является моими духовными чадами. Вот смотрите, апостол Павел говорит: «Муж и жена — плоть едина, тайна сия велика есть». Я бы сказал, вот в этом заключается тайна. Но как ее объяс­нить? Не объясните.

Господь внедряет в твое сердце, в твою душу какую-то особенную любовь к этому человеку и особенное попечение о нем. Большее, чем о других. И, конечно, я глубоко убежден, открывает гораздо больше о духовных детях, чем о других людях.

— Отец Владимир, давайте подытожим нашу беседу. Человек, придя в Церковь, должен стремиться к такому духовному руководству, которое предполагает послушание, поскольку самостоятельно в духовной жизни сложно разобраться. Но, если такие отношения у него не складываются, ему этот процесс не следует форсировать и следует руководствоваться книгами святых отцов.

— Да, все верно. Ну и все-таки «временно исполняющий обязанности» духовника тоже должен быть у человека. Иногда мы можем столкнуться с чем-то, что не можем понять, и тогда у такого священника правильней было бы проконсультироваться, для того чтобы не заблудиться в дебрях.

 

* Архимандрит Иоанн (Крестьянкин; 1910–2006) — один из самых известных и наиболее почитаемых современных старцев, около 40 лет бывший насельником Псково-Печерского монастыря; духовник, у которого окормлялось огромное количество мирян и монахов. — Ред.
** Схиигумен Савва (Остапенко; 1898–1980) — насельник Псково-Печерского монастыря, известный духовник и автор книг о духовной жизни, почитаемый православными как старец. — Ред.

 

Читайте также:
Духовный отец - кто это?
Священник всегда прав?
Как выбирать духовника и приход

На заставке фрагмент фото Александра Перлина.

 

foma.ru

Как правильно выбрать духовника?

Для начала приведём выдержки из сборника изречений святых отцов «Духовный руководитель и отношение к нему православного христианина» (издание АО «Скит». Москва. 1993 г.), сборника, который очень полезно прочитать каждому православному христианину.

«Руководителем в духовной жизни для всякого христианина обязательно должен быть священник-духовник, к которому должно прибегать не только для исповеди, но и на учение«.

«Постарайся всю жизнь иметь духовного отца, открывать ему свои грехи и мысли, немощи и искушения, пользуйся его советами и наставлениями – тогда удобно обрящещь Царство Небесное«.

«Без ближайших руководителей нельзя свято прожить на земле. Ты найдёшь их в Церкви, где Дух Святый поставляет их пасти стадо Христово. Умоли Господа даровать тебе благопотребного духовника в час нужный, и без спроса твоего он изречет тебе утешительное слово. Дух Божий научит его, что подобает сказать тебе, и ты услышишь от него, что угодно Богу«.

«Предай сердце твоё в послушание духовному отцу твоему, и Благодать Божия будет обитать в тебе«.

Вот, лишь немногие высказывания святых отцов, относящиеся к взаимоотношениям православного христианина с его духовным руководителем.

Великое счастье для христианина – найти себе достойного духовника, который возьмёт на себя ответственность перед Богом за духовную жизнь своего «чада», будет молиться за него, следить за его духовным ростом, руководить им во всех случаях его жизни, направляя на путь добродетели, ведущий в Жизнь Вечную.

Для христианина, имеющего духовника, путь разрешения встающих перед ним жизненных проблем совсем иной, чем у людей «мира сего», живущих без Веры, вне Церкви и потому блуждающих в потёмках неведения относительно вещей и явлений настоящей жизни.

Когда перед такими «нецерковными» людьми встают различные жизненные проблемы, они вынуждены решать их, полагаясь только на свой собственный разум, жизненный опыт, или на совет таких же, как они сами, «нецерковных» людей. Как правило, в таких случаях, проблемы остаются неразрешенными, или разрешение их влечёт за собой другие, не меньшие проблемы.

Это происходит потому, что причина всех бед и проблем человека находится в нём самом, в отделённости его души от Бога, в нарушении внутренней душевной гармонии вследствие накапливаемых в течение жизни грехов.

Нельзя без последствий нарушать Заповеди Божии!

Если в двигатель автомобиля, вместо моторного масла, вы нальёте подсолнечное – он испортится. Если ёлочную гирлянду, рассчитанную на 127 вольт, вы включите в розетку на 220 вольт – она «перегорит».

Потому что создатели двигателя и гирлянды, разрабатывая их, предусмотрели для своих изделий определённый режим работы, нарушение которого влечёт за собой выход их из строя.

Также и Бог, создавший человека, дал ему Заповеди Свои как правила, выполняя которые человек поддерживает свою душу в «нормальном», гармоничном состоянии.

Разумный человек, если у него сломался телевизор, обращается к мастеру, человеку, который специально обучен и знает, как этот телевизор починить.

Неразумный – начинает сам ковырять микросхемы отвёрткой или зовёт соседа, который, не будучи специалистом, лишь помогает хозяину доломать этот телевизор.

Подобно тому и люди «мира сего», сталкиваясь с жизненными проблемами, являющимися следствием их грехов, пытаются решить их сами либо, что ещё хуже, бегут к «соседям» – колдунам, экстрасенсам, гадалкам.

Результат неизбежно печален.

Христианин, старающийся соблюдать Заповеди Божии, имеет чистую совесть и мир в душе; происходящие с ним события внешней жизни не разрушают его внутренней гармонии, но способствуют ещё большему совершенствованию духа; так же, как огонь и вода, закаляют железо, делая его прочной сталью.

Православный христианин, столкнувшись с какой-либо жизненной проблемой, идёт за советом к духовнику, зная, что он просит ответа на свой вопрос не у человека, пусть даже праведного и духовно опытного, но у Бога, Который видит его Веру, и подаёт ему через духовника необходимый совет и благословение.

Получив благословение духовника на какое-либо дело, христианин, не сомневаясь, исполняет его как послушание, и Господь непременно подаёт ему в этом Свою Благодатную Помощь.

Церковь устами старцев учит: «Предай сердце твоё в послушание духовному отцу твоему, и Благодать Божия будет обитать в тебе».

Вопрос: Как начинающему христианину найти себе духовного руководителя?

Ответ: Церковь предоставляет христианину право самому избрать себе духовного наставника. Прекрасно, если им станет священник из ближайшего храма.

Но, так как устроение души каждого христианина сугубо индивидуально, священники же по складу характера, духовному опыту также различны, то очень важно найти такого духовника, чтобы между христианином и избранным им духовником был сердечный контакт, взаимопонимание и полное доверие.

Тогда духовное руководство даст добрые плоды.

Можно дать несколько практических советов людям, желающим найти себе духовного наставника:

Прежде всего помолитесь усердно Богу, прося Его даровать вам рассудительного и доброго наставника. Как попросите – так и получите.

Пойдите в ближайший храм, во время богослужения обратите внимание на священников.

Постарайтесь сердцем почувствовать – к кому оно расположится.

Подойдите к этому священнику на исповедь, покайтесь в грехах, задайте волнующие вас вопросы (только не отнимайте у него время на пустословие, говорите кратко и о действительно важном).

В зависимости от того: внимательно или равнодушно, с участием или безразлично отнесётся к вам священник, определите сами – доверить ли ему решение своих наболевщих проблем или ограничиться исповедью и разрешением от грехов, и потом искать другого духовника.

Но, уж если доверили и получили от него совет и благословение, – свято выполняйте, как полученное от Самого Господа, и не бегайте потом от одного священника к другому в надежде на изменение не понравившегося вам наставления.

Через всех священников равно действует один и тот же Христос, и потому дважды обращаться с одним и тем же вопросом к разным священникам (если в первый раз вам дали конкретное благословение – как поступать) – грех.

Если в ближайшем храме вам не удалось найти священника, которому вы решились бы доверить свою душу для духовного руководства, не переживайте.

Ещё в дореволюционной России многие ездили решать важные вопросы своей жизни в Оптину Пустынь к великим старцам, в Дивеево, в другие места, где находились прославленные высотой духовной жизни священники.

По мере того как вы начнёте посещать храмы и вступите в общение с другими православными христианами, вы услышите, в каких храмах, какие священники пользуются авторитетом и любовью среди прихожан, и ваши возможности найти себе духовного руководителя значительно расширятся.

«Если нет опытного наставника и христианин будет ходить к духовнику, какой есть, то за смирение покроет его Господь». (Духовный руководитель и отношение к нему православного христианина. Издание А.О».Скит» Москва. 1993.)

Желающим обрести духовного наставника нужно помнить слова Господа Иисуса Христа: «Просите и дано будет, ищите и найдёте».

Главное – не переставайте усердно молить Господа, и Он дарует вам наставника во Спасение.

священник Александр Торик

Похожее

dishupravoslaviem.ru

Если нет духовника | Православие и мир

«Как найти духовника?» – когда священник слышит этот вопрос, он радуется за человека, который задал его. Радуется, что тот осознал, что в духовной жизни недостаточно полагаться только на свое мнение, но необходимо и внешнее руководство. Священник радуется и за себя, что встретил такого живого, искренне ищущего пути спасения человека. Ведь сколько людей, хоть и называют священников пастырями, в сущности, «пасут» себя сами. Хоть и обращаются к священнику: «отец», а на самом деле предпочитают жить беспризорниками.

Протоиерей Сергий Николаев

«Сегодня самое необходимое для людей – это найти духовника, исповедоваться ему, доверять ему и советоваться с ним» – такой ответ о устроении духовной жизни дает преподобный Паисий Святогорец, почивший в 1994 году, то есть относительно недавно. Самое необходимое… Значит, надо искать духовника.

Кто такой духовник или духовный отец? Прежде всего, это священник, которому регулярно исповедуются. Когда-то для большинства верующих духовником был священник приходского храма. Люди были проще, не так самолюбивы и спокойно принимали те внешние обстоятельства, которые им выпадали волей Божией. Все губернии, города и селения России делились не только на улицы и кварталы, но и на приходы.

Как-то, ответив на вопрос, на какой улице я живу, мне довелось услышать: «А какого это прихода?» То есть, раньше личность духовника для значительной части населения определялась волей Божией, указом епархиального начальства и местом жительства. Люди исповедовались, спрашивали совета и принимали поучения от своего приходского батюшки. «Обращаться за советом то туда, то сюда неодобрительно. Всем советник, Богом определенный духовник, которым обычно бывает приходской священник» (святитель Феофан Затворник).

Правда, если кто-то искал большего в духовной жизни, то, при полном уважении к Богом данному пастырю, не возбранялось прибегать к помощи другого духовника или искать наставника в каком-либо монастыре. Как в мирской жизни, кому-то довольно начального образования, кто-то старается получить среднее, а иной дерзает на высшее, так и в жизни духовной.

Несколько лет назад мы собирали материалы о жизни монахини Евфросинии (Хрульковой) (1873-1968 гг.), похороненной на нашем приходском кладбище и очень почитаемой в этой местности. Девочкой она попала в богадельню при церкви. Много времени проводила в доме священника с его детьми, и батюшка беседовал с ней. Он увидел, что отроковица нуждается в более, так сказать, «квалифицированном» руководстве, и благословил ее искать себе духовника в Троице-Сергиевой лавре. Поездка в лавру стала для Евфросинии судьбоносной, Господь послал ей замечательного духовника, и позже она стала монахиней. Это известная практика, когда приходской священник кому-то советует искать более опытного или грамотного духовника, или рекомендует некое лицо конкретно.

Духовник не только выслушивает исповедь, он молится за человека, доверившего ему свою совесть.

И Господь, снисходя к обоим, вразумляет духовника, какое сказать слово кающемуся. Или промолчать. Или пожалеть. А может, сегодня и пожурить. А кого-то требуется поддержать, вдохновить. Поэтому так важно ходить на исповедь к одному священнику, тогда ему будет проще узнать устроение кающегося, проще оказать помощь. Здесь все имеет значение: возраст кающегося, его семейное положение, природный ум и интеллект, воспитание и образование, здоровье и немощи, бодрость и медлительность. Рекомендации всегда будут разные. Именно поэтому невозможно получить полноценный совет из книг или с сайтов.

Духовничество – обязанность священника, так же, как и проповедь. Но способности и таланты у людей бывают разные. Можно заметить, что в храме, где служат несколько священников (так же, как в монастырях, где мирских и духовных исповедуют несколько иеромонахов), к одним на исповедь стоят в очередь, а к другим редко подходят по одному. Разные таланты, как говорится, «одним крестить, а другим благовестить». Зато в Церкви каждый может найти помощника по себе. Как? Ходить в церковь на службу, исповедоваться, причащаться и приглядываться. Молиться, просить Господа устроить встречу, открыть человека. И постепенно Господь расположит к кому-то сердце. Как девушки молятся о женихе – с надеждой, что Господь устроит все лучшим образом, и в то же время, поглядывая по сторонам: не он ли?

Как узнать, что именно этому духовнику стоит довериться?

Если продолжить сравнение с девушкой, ищущей жениха, то умные люди посоветуют ей быть осторожнее в общении с «журнальным» красавцем, поражающим светским лоском и умелым обращением с женским полом. Так же, ищущим руководства в духовной жизни, опытные люди советуют не искать себе духовных руководителей с непременными залогами святости: прозорливых, чудотворцев и несущих великие подвиги. О которых святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «Избираются нами в руководители преимущественно те наставники, которых мир провозгласил святыми, и которые находятся или в глубине прелести, или в глубине неведения».

Как тиха и прикровенна истинная любовь, так тиха и прикровенна бывает истинная святость. Все мы разные, и каждый ищет себе духовного собеседника по сердцу. Это хороший компас. Но необходима и рассудительность. А если с этим туго, то ничто не мешает нам вновь обратиться за советом к святителю Игнатию. «В духовнике, по моему мнению, великое достоинство – простота, неуклонное последование учению Церкви, чуждое всяких умствований». Святитель предостерегает от «умных по-своему», от тех, чьи взгляды и мнения рознятся от церковных. Они «никуда не годятся для душевного назидания». А в остальном, выбирай сам – «и строгий, и умный, и милостивый, и снисходительный, и простосердечный, но верный сын Церкви могут быть одинаково полезны».

Всякому ли человеку нужен духовник? А если кто-то уже сам является духовником для многих людей, имеет духовное рассуждение?

Как говорил преподобный Паисий Святогорец, «насколько бы духовным ни был человек, насколько бы хорошо он ни умел сам раскладывать по полочкам, касающиеся его вопросы – он не может найти внутреннего покоя, потому что Бог хочет, чтобы человек получал помощь от человека и исправлялся через человека. Благий Бог устраивает это для того, чтобы человек смирялся». Господь так устроил, что человек не может иметь правильного мнения ни о себе, ни о мире без помощи другого человека – И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному (Быт. 2, 18). Каждому человеку необходим помощник. Из личных воспоминаний и жизнеописаний лучших представителей нашей Церкви мы знаем, что духовных советов искали люди самой святой жизни и самых высоких рангов. И если кто заботится найти хорошего духовника, то хорошо бы найти такого, кто сам живет под духовным руководством или советом.

Помню, одна благочестивая верующая женщина все восклицала: «Как счастливы те, у кого есть духовник!» Она была знакома со множеством духовенства. Причем, у нее был талант знакомиться с самыми известными и замечательными батюшками. Но прилепиться она ни к кому не смогла, духовника у нее не было. Она говорила: «Духовника ведь надо будет слушаться, а вдруг у меня не получится, это же грех будет».

Есть такая боязнь послушания. Потери свободы. Это ошибка.

Опытный духовник никогда не ставит задачи сверх меры или против устроения человека. Московский старец праведный Алексий Мечев, когда его спрашивали, как поступить, обычно задавал встречный вопрос: «А ты сам-то как думаешь?» И от этого ответа уже исходил, давая совет. Никакого принуждения. Та же практика усматривается и у других известных духовников из воспоминаний их духовных чад. Духовник обычно не нарушает внутреннюю свободу, а дает свободу выбора. Не приказывает и не просит, а оставляет на личное усмотрение. «Не заедешь ли?», «не хочешь сделать то-то?», «можешь пойти?..» Духовники нужны «только, чтоб облегчть следование Евангелию, а не для послушания себе», – писал игумен Никон (Воробьев).

Духовного отца надобно слушаться, как отца по плоти и доверять ему, как отцу. Но в обращении с духовными чадами духовник часто бывает скорее матерью. Про схииеромонаха Алексия (Соловьева), старца Смоленской Зосимовой пустыни, духовные чада вспоминали: «Старец Алексий был больше похож на мать, чем на отца, – столько ласки и нежности, столько терпения он проявлял ко всем». То же чувство материнской заботы осталось в памяти чад многих духовников, как прошлого времени, так и современности. Знаю, что в одной современной духовной семье в день именин духовника чада поздравляют его песней «Слово “мама” дорогое…».

На то послушание духовнику, о котором мы читаем во всевозможных патериках, современный человек вряд ли способен. Хотя на что-то годимся и мы. «Есть три степени послушания – обращение за советом в случае полного своего недоумения; исполнение советов, совпадающих с нашими мыслями, наклонностями, с нашей точкой зрения; и, наконец, исполнение послушания, даже когда оно противоречит нашим взглядам и желаниям, – только это и есть истинное послушание». На первую ступеньку встать может каждый. Задать вопрос и услышать правильный ответ. Есть и такая форма отношений между духовником и чадом. И даже в этом случае человек получает пользу, воспитывается, назидается.

Иногда слышишь мнение, что время духовничества прошло, что нужно руководствоваться Священным Писанием и трудами святых отцов. При этом ссылаются на святителя Игнатия (Брянчанинова). Святитель действительно писал о крайнем оскудении духоносных старцев и советовал изучать писания, но считал необходимым и совет: «Духовное жительство, предоставленное Промыслом Божиим нашему времени… основывается на руководстве в деле спасения Священным Писанием и писаниями святых отцов, при совете и назидании, заимствуемых от современных отцов и братий». Как и его современник, святитель Феофан Затворник: «Правду говорит Н., что ныне нет настоящих руководителей. Однако ж с одним писанием и отеческими уроками оставаться не следует. Необходимо и вопрошение». Оглядываясь на прошедшую жизнь, святитель Игнатий сожалеет о бывших духовных ошибках, случившихся «по избытку гордости, не склоняющейся вопросить совета у ближнего». Именно он советует «жительство по совету».

И опять обратимся к опытному духовнику, преподобному Паисию Святогорцу, который говорил: «Если, имея духовника, люди устраивают свою жизнь так, чтобы в ней находилось место молитве и чтению духовных книг, если они ходят в храм, причащаются, тогда в этой жизни им нечего бояться».

Опубликовано в православном женском журнале «Славянка», №1(61), январь-февраль 2016г.


17 декабря, в 15.00 в  рамках XIX выставки-ярмарки народных художественных промыслов России «Ладья. Зимняя сказка» (Москва, Краснопресненская наб., 14 (ЦВК «ЭКСПОЦЕНТР», павильон №2, конференц-зал) пройдет презентация юбилейного номера Православного женского журнала «Славянка».
В презентации примут участие главный редактор «Славянки» Сергей Тимченко, протоиерей Ярослав Шипов, писатель, певица Ольга Масальская.

 

www.pravmir.ru

Пять правил выбора духовника и прихода

Выбрать духовника и приход непросто. Здесь играют роль не только общие для всех обстоятельства, но и личные особенности человека: его интересы, привычки и многое другое. Духовная жизнь в принципе слишком сложна, чтобы давать в ней универсальные советы.
Но в то же время существует ряд вещей, на которые стоит обратить внимание всем. Они позволят избежать наиболее частых ошибок при воцерковлении, удержат от попадания вместо Церкви в псевдоправославную секту.

1

Любовь

В Евангелии Господь сам дает простой, но очень верный совет о том, что является главной отличительной чертой христиан. Спаситель напоминает апостолам: По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин 13:35). Именно по этому критерию и стоит искать себе общину и духовника.
Не стоит при этом надеяться, что вам вдруг попадется храм, куда ходят одни святые. Заметим здесь, что даже у святых были свои грехи и недостатки. А потому, чтобы не разочароваться, с самого начала не стоит питать иллюзий: в любом человеческом сообществе всегда есть и непонимание, и конфликты, и напряженные отношения. Вопрос только в их градусе. Приход, как и любая другая организация или группа, может в равной степени оказаться как объединением нормальных, живых (а оттого и не без проблем в общении) людей, так и «террариумом единомышленников».
Придя в храм, вы вряд ли сразу разберетесь во всех тонкостях отношений между постоянными прихожанами, на это потребуется время. Зато вы сразу сможете заметить, если у прихода существуют проблемы в отношении с другими общинами и Церковью в целом. Идея осажденной крепости, единственного «правильного» прихода, может обретать самые разные формы, но это всегда повод насторожиться. Противопоставить себя остальной Церкви, утверждать, что лишь у вашего настоятеля есть истина в последней инстанции — верный шаг в сторону тайной секты под православной вывеской.

2

Свобода

Приход — не казарма, где все подчинено исполнению командирской воли, а подчиненные ни о чем не должны думать. Задача духовника состоит в том, чтобы научить человека самостоятельно мыслить и самостоятельно принимать решения. Поэтому хороший духовник будет давать скорее советы, а не приказы, помогать прихожанину с его самообразованием. И никогда не будет рубить сплеча.
Бывают, к сожалению, и такие случаи, когда, увидев прихожанина в первый раз, священник в приказном порядке требует от него идти в монастырь или связать себя узами брака с незнакомым человеком. Нередко таких священников окружают люди, которые неустанно повторяют, что «батюшка — прозорливый старец» и его необходимо беспрекословно слушаться. Однако не стоит забывать, что такая попытка сломать чужую волю  не соответствует представлению о жизни христианина и даже осуждена соборным решением Церкви.
Постановление Священного Синода Русской Православной Церкви от 28 декабря 1998 года указывает священникам на недопустимость склонять прихожан к оставлению учебы, работы или воинской службы, принятию монашества, вступлению в брак, внесению каких-либо пожертвований. По любой из этих тем вы, конечно, можете посоветоваться со священником, и он даст вам ответ, но сам он принуждать вас к чему-либо и требовать от вас этого не имеет права.
Православие — это религия свободы. Впрочем, не стоит забывать и о том, что если сделать свободный выбор в пользу зла, ответственность за него будете нести лично вы.

3

«Работа с источниками»

Никакой, даже самый опытный, священник не может говорить вещей, противоречащих Священному Писанию, канонам Церкви и ее соборным решениям. Поэтому лучшей защитой от попадания в псевдоправославную секту может стать для вас работа с «несколькими источниками». Доверяйте своему духовнику, но в то же время читайте Евангелие и толкования к нему авторитетных богословов, не избегайте образовательных курсов, даже если они проходят за пределами вашего прихода. Не бойтесь советоваться не только с вашим, но и с другими священниками.
В том, что вы стремитесь как можно полнее, и в том числе из первоисточников, узнать о своей вере, нет ничего греховного. Напротив, образование — один из важнейших столпов духовного роста христианина.
Но будьте при этом внимательны, не дайте себе впасть в иную крайность, и не думайте, что через пару недель учебы на катехизаторских курсах вы обязательно станете разбираться во всем лучше своего приходского священника. Опыт говорит о том, что новообращенный христианин, не имеющий должного образования и опыта, может сам ошибочно понять то или иное место в Писании, по незнанию неверно истолковать слова Отцов Церкви или решение какого-нибудь собора. В такой ситуации  один шаг остается до того, чтобы несправедливо осудить своего духовника, а то и всю Церковь. Не один трагический раскол возникал именно так, по неграмотности людей, вооруженных «полузнанием».
Поэтому если что-то в словах вашего духовника смущает вас, постарайтесь проверить и перепроверить это максимально возможным количеством способов.

4

Воцерковленность вместо субкультурности

Частая ошибка человека, впервые входящего в храм, — доверие к тем, кого порой называют церковными фриками.
Действительно, у Церкви есть свои традиции, даже свои устои: в этом нет ничего странного. Наоборот, подчас именно Церковь сегодня выступает хранителем всего лучшего, что осталось нам от традиционного общества. Однако, во-первых, Церковь — не заповедник старины или какой-то особой субкультуры. Воцерковившемуся мужчине не обязательно растить бороду и приучаться говорить «спаси Господи» вместо привычного «спасибо». А, во-вторых, степень духовного роста и близости ко Христу опять же определяется вовсе не длиной бороды или юбки.
У новоначального христианина возникает масса вопросов: зачем поститься, как правильно вести себя в храме, как молиться перед едой? Многое кажется ему необычным, и с этим нужно разбираться. Не в последнюю очередь для того, чтобы научиться отличать важные для христианина поступки от экзальтированного поведения.
Вспомните роман Достоевского «Братья Карамазовы». Подлинный старец Зосима говорит там вполне понятным языком, не пытается юродствовать, хотя в этом его и подозревают далекие от Церкви люди, не понимающие многих его поступков. В то же время его оппонент — монах, явно страдающий от множества духовных болезней, притягивает к себе людей именно своим странным поведением, рассказами об откровениях, актерскими попытками изобразить лубочного святого.

5

 Выше партий

Церковь — вне политики. Конечно, она не может избегать любых столкновений с политикой, и разговоры на соответствующие темы тоже будут периодически возникать, ведь они ведутся людьми повсюду. Однако когда политические темы начинают доминировать в жизни прихода — это уже «тревожный звоночек». Ведь, скажем, в парикмахерскую вы идете, чтобы подстричься, а не только чтобы услышать пусть даже самые близкие вам лично политические лозунги из уст парикмахера. Если за ваши деньги с вами поговорят о политике, но при этом не подстригут вас, вы будете вполне обоснованно возмущаться.
Так же и в Церкви. Обратите внимание, сегодня известные священники касаются общественных тем, но о чем бы они ни начинали говорить, основной целью их выступления является Христос и Его проповедь. Ради этого священник может обратиться и к проблемам экономики, и к вопросам политического характера, и к экологии, и к современному искусству. Но целью разговора должно оставаться христианское осмысление проблемы, то есть, в конечном счете, разговор о Боге и вечном спасении, а не о том, за кого же голосовать.
И, разумеется, совсем уж недопустимо, если в приходе начинается «выбраковка» людей по политическим признакам. Ведь, подходя к Причастию, все христиане являются равными братьями, оставившими сиюминутные споры во имя вечности.

foma.ru

О священстве, пастырстве и духовничестве / Православие.Ru

Что есть священство, пастырство, духовничество, в чем смысл и отличие этих понятий? Как выбрать духовника? Можно ли переходить от одного духовного наставника к другому? Что такое младостарчество, отчего оно возникло, является ли для Церкви проблемой? На эти и другие вопросы мы попросили ответить преподавателя Сретенской духовной семинарии протоиерея Вадима Леонова.

– Отец Вадим, вы уже много лет преподаете в Сретенской семинарии, готовите будущих священнослужителей. Скажите, пожалуйста, что есть священство, пастырство, духовничество, в чем смысл и отличие этих понятий?

– Мне кажется, что этот вопрос вы должны бы задать священнику, который лет 50 прослужил у Престола Божия. Он бы вам ответил, черпая из своего богатого духовного опыта, которого у меня пока нет.

– И, тем не менее, у вас уже сложилось представление о том, как соотносятся эти понятия?

– Немного сложилось. Указанные вами слова не являются формальными терминами со строго определенным содержанием, поэтому многие авторы употребляют их по-своему, наполняют их своим смыслом. На первый взгляд кажется, что вроде бы все говорят об одном и том же, а вслушаешься – и оказывается, что каждый о своем. Очень часто священство, пастырство и духовничество понимаются как одно и то же. Несомненно, что эти слова взаимосвязаны, но полностью их отождествлять, мне думается, не стоит. Священство – это благодатный сверхъестественный дар, который подается конкретному избранному человеку посредством совершения над ним особого церковного таинства. Пастырство – это одно из проявлений дара священства, то есть священник получает в таинстве благодатную силу и власть помогать людям восходить к Богу. А духовничество – это еще более узкое понятие: способность просвещать и врачевать души людей от греха с помощью благодати Божией. Обобщая, можно сказать, что каждый священник с момента хиротонии уже обладает полнотой даров для того, чтобы реализовать себя и как священника, и как пастыря, и как духовника, но в реальности все выходит иначе: дар Божий человек получил, а что с ним делать и как его правильно использовать – этому приходится учиться всю оставшуюся жизнь. Поэтому, естественно, молодые священники не торопятся быть духовниками, чтобы хотя бы не навредить. Наша цель – помочь воссоединению человека с Богом. А Бог Сам знает, как и чем уврачевать страждущую душу.

– Были подобные обязанности у ветхозаветного священства?

– Нет, конечно. Ветхозаветные священники в подавляющем большинстве своем были требоисполнителями. После возвращения из вавилонского плена Ездра и Неемия пытались побудить их стать учителями и наставниками народа, но к этому мало кто прислушался. Поэтому ко времени пришествия в мир Спасителя в иудейском обществе независимо друг от друга существовал класс учителей (раввинов) и класс священников, которые часто враждовали между собой.

– Служение духовника может проходить каждый рукоположенный священник или есть какие-то ограничения?

– У каждого священника есть для этого возможности, но в действительности, чтобы быть духовником, недостаточно только дара священства, необходим и большой личный опыт победы над своими грехами и страстями, и обязательно твердая вера и прочная укорененность в православной духовной традиции, то есть духовный опыт многих поколений, который передается от опытных духовников ученикам неформально, в реальной жизни и общении, через послушание. Возможно даже, что духовником может стать человек, не имеющий священного сана. Прекрасный пример этого из недавней истории – блаженно почивший старец Паисий Святогорец, духовно окормлявший сотни людей мирских и монахов, но не имевший священного сана.

– Что такое духовник для священнослужителя?

– Это и духовный фундамент, и спасательный круг, и наставник, и сомолитвенник, и добрый советчик, источник множества благ, которые невозможно перечислить. Без духовника молодой священнослужитель обречен претерпеть множество скорбей. Представьте, что некоторому человеку, который ранее только издалека видел лед, дали коньки, клюшку и выпустили как игрока хоккейной команды. Что с ним будет через 20 минут игры? Хорошо, если обойдутся только вызовом «Скорой помощи». И в духовной жизни молодого священнослужителя без духовника травм будет много.

– Какие советы о выборе духовника вы могли бы дать?

– Не ищите старцев: они уже все «заняты», их плотно обступили духовные чада так, что сквозь их «братство кольца» вы, скорее всего, не прорветесь. Не пытайтесь стать чадом замечательных, но уже известных священников: они страшно перегружены. Не бегайте за тридевять земель – это бессмысленно. Ваш духовник где-то рядом. Найдите священника, который любит Бога, Церковь и для которого духовное важнее, чем земное. Если такой священник с любовью, но без человекоугодия (это важно!) отнесется к вам, то этого вполне достаточно.

– Можно ли менять духовника? Как при этом никого не обидеть?

– Этот вопрос, когда я еще был семинаристом, задавали известному духовнику Троице-Сергиевой лавры архимандриту Кириллу (Павлову), и он твердо и однозначно ответил, что можно перейти к другому духовнику, если от общения с прежним вы не получаете пользу. Конечно, такой переход – это событие, которое должно происходить в исключительных случаях. Цветок, который все время пересаживают из одной клумбы в другую, скорее всего, завянет. Чтобы не обидеть прежнего духовника, не нужно представлять свой переход как демонстрацию протеста и с этого момента делать вид, что «я этого священника не знаю и знать не хочу». Постарайтесь сохранить с ним добрые человеческие отношения.

– Как глубоко духовник может влиять на жизнь человека? Что духовник делать не имеет права?

– Возможности очень большие, и рамки этих отношений формируются обеими сторонами. Другими словами, влияние духовника возможно в той мере, насколько захочет он сам и насколько позволит ему его духовное чадо. В определенных случаях степень воздействия может быть очень сильной, поэтому быть духовником – это предельно ответственное церковное служение. В святоотеческих творениях есть много наставлений о том, каким должен быть духовный наставник, однако четкого перечисления прав и обязанностей духовника я не встречал. Мне очень нравится замечательное «Слово особенное к пастырю» преподобного Иоанна Лествичника, которое, мне кажется, каждому священнику надо перечитывать регулярно. Однозначно, что духовник в каждом пришедшем к нему человеке должен видеть уникальную богообразную личность и своими наставлениями не может подавлять его сознание и свободу.

– Нужно ли идти за духовным советом к старцам?

– Традиция старчества была прервана в советское время, поэтому лучше говорить об опытных духовниках. В переломные моменты жизни, особенно если они связаны с духовными проблемами человека, наставление такого духовника бывает очень полезным, но при условии, что человек имеет доверие и готов осуществить данный ему совет.

– Есть ли в современной России старцы?

– Замечательно на этот вопрос ответил духовник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Кирилл (Павлов): «Старики есть, а старцы – не знаю».

– Что такое младостарчество? Отчего оно возникло, является ли для Церкви проблемой?

– Младостарчество – это болезнь роста молодого священника, который воображает себе, что у него есть то, чего он пока не имеет, пытается действовать как духоносный наставник, не обладая соответствующими дарами и способностями. Младостарчество возникает от самомнения и легко находит место в сердце священника, если он имеет некоторую ревность о духовной жизни, но не имеет опытного наставника над собой. Такая проблема существует, но чтобы ее решать, необходимо видеть и противоположную крайность – теплохладность и безразличие к священнослужению. Когда священник под предлогом своей неопытности и необразованности уклоняется от усердного служения и, по сути, занимается только собой – это беда. Об этой опасности грозно предупреждал пророк Иезекииль: «Так говорит Господь Бог: горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих!» (Иез. 34: 2). Молодому священнику нужно пройти между этими двумя крайностями. Для этого и нужен наставник.

– Встречи с какими людьми сильно повлияли на ваш жизненный путь?

– Мне кажется, что каждая встреча, даже мимолетная – где-нибудь в метро или на улице, имеет свой смысл и воздействие, которые нами чаще всего не осознаются. В моей жизни было много встреч с различными людьми, и за все это я благодарю Господа, но я не могу выделить какую-то одну из них, которая сразу перевернула мою жизнь, кроме первой встречи с Богом. Когда я был еще студентом светского вуза и пытался разобраться с религиозными вопросами самостоятельно, мне пришла в голову мысль провести духовный эксперимент. Я подумал, что если Бог есть и Он Вездесущий, Всеведущий и Всемогущий, как о Нем пишут, то я обращусь к Нему лично, и пусть Он мне ответит, тогда и исчезнут все мои сомнения. И я сказал Ему: «Господи, если Ты есть, то дай мне об этом знать, и я буду служить Тебе». После этой молитвы в моей жизни стали происходить события, в результате которых я стал священником.

– Какое самое главное качество для священника?

– Жертвенность.

– Кто для вас является образцом пастырства?

– Господь наш Иисус Христос.

– А какие книги помогают вам в пастырском служении?

– Евангелие и Служебник.

– Отец Вадим, какие основные качества должны быть у будущей жены священнослужителя? К чему должна быть готова будущая матушка?

– Быть матушкой – это особый вид духовного подвига. Она должна быть готова стать помощницей мужа, смириться с тем, что муж-священник одной ей не принадлежит. Уметь управляться с детьми и домом. Распрощаться с девическими мечтами еще перед венчанием и пойти не туда, куда хочется, а куда поведет Господь мужа-священника. Проще говоря, она должна быть святой.

– Какие «подводные камни» встречаются в молодых семьях, и как их преодолеть?

– Главный камень – это эгоизм. Эгоизм убивает любовь, порождает ссоры и бессмысленные семейные «разборки». Семейный эгоизм лечится общим семейным деланием – и духовным (семейная молитва, исповедь у одного духовника, дела милосердия, совершаемые вместе), и душевным (совместное воспитание детей, чтение книг, общение с родственниками и друзьями), и телесным (заботы о доме, отдых и др.). При этом каждый член семьи должен соответствовать божественному предназначению. Муж – глава семьи, он несет ответственность за всё происходящее в ней и решает ее проблемы; жена – помощница мужа, а дети – помощники и отца, и матери.

– Какие проблемы в приходской жизни являются, на ваш взгляд, первостепенными?

– Мне кажется, что главная проблема на современном приходе – личностная. Может быть, это наследие советских времен, но большинство людей с опаской входят в храм, прячут друг от друга свое лицо, пытаются скрыться за искусственными масками даже от Бога, а мы, священники, не всегда стремимся всмотреться в лица наших прихожан и помочь им раскрыться в самых лучших их качествах. В большинстве случаев не надо быть каким-то духоносным старцем, а просто отнестись к человеку по-человечески, объяснить ему путь к Богу, немного помочь, и тогда на наших глазах происходит чудо преображения человеческой души. Это так удивительно, и для этого так мало надо! Просто понять, что прихожане – это не группа индивидов, пришедшая на молитву, а конкретные личности со своими именами, судьбами и жаждой Бога, и отнестись к ним как родным.

pravoslavie.ru

Как выбрать духовного отца в православии

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм  Господи, Спаси и Сохрани † -  https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ .  В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях... Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Иногда в жизни человека возникают ситуации, когда необходимо спросить совета или просить помощи решить проблему, но он не знает к кому обратиться. На Руси в православной вере были священные служители церкви, которых выбирали духовными наставниками. Как найти духовного отца в православной церкви вы сможете узнать из этой статьи.

О духовном отце, святые отцы

Духовный наставник — это священный служитель, который обладает большим жизненным и духовным опытом. Он учит религиозному послушанию.

В истории православия имеются главные варианты наставничества:

  • приходский священник;
  • старцы целители человеческой души, это будущие святые.

Старцы давали обет смирения и своими действиями и поступками облегчали участь заблудившихся в сомнениях людей. Разговорами и напутствиями они исцеляли душу, давали мир и покой. Помогали в религиозном просвещении учеников, учили постичь мудрость и содействовали совершенствованию верующей личности, направляли на праведный путь.

Выбор духовного наставника

Как выбрать духовного отца не будет проблемой, необходимо довериться интуицию, она подскажет. Понимание придет само собой, если общение с наставником:

  • при наставлениях и беседах лечит душу;
  • приносит чувство облегчения, радости и умиротворение;
  • дает ощущение веры в молитву.

В любой жизненной сфере спортивной, трудовой у человека есть учитель. Он помогает, делится опытом, подсказывает. Обязанность духовного наставника состоит в укреплении ученика в вере, совершенствовании духовного самосознания и выполнении заповедей. Чтобы Бог подсказал, где найти такого человека необходимо обращаться с молитвой за духовного отца ко Господу.

Поиск следует начинать с прихода, где священник проводит службы и приглядеться к нему. Посещать церковь, к которой лежит душа. У хорошего священного служителя всегда благоприятная атмосфера. Также стоит пообщаться с прихожанами храма и узнать их мнение. Не следует сразу первого служителя церкви называть наставником. Разговаривая с другими людьми, узнать какой священник пользуется авторитетом. Обычно люди боятся доверить самое сокровенное и им трудно сразу открыться. Из беседы с батюшкой можно сразу понять, можно ему довериться или нет. Потому что духовник становится близким человеком и ему необходимо исповедаться и поделится о наболевшем.

Как стать духовным отцом

Наставник не просто рядом идущий, он священный служитель и должен соблюсти таинство покаяния и помочь внедрить нравственные качества Священного писания. Духовный отец должен уметь нежно и в доходчивой форме объяснить, в чем жизненные понятия не соответствуют Писанию. Деятельность наставника намного шире. Это когда священный служитель путем Святого Духа постигает душу ученика и словами и поступками, личным примером, простотой и скромностью достигает большего.

Когда ученик видит истинный образец духовности, он выберет его в отцы. Наставник также должен осознавать, что мир вокруг меняется и ставит другие проблемы не по принципам, а новому содержанию. Это касается интернета и телевидения.

Зачем просить благословения

Благословение духовного отца — это специальная молитва, содержание которой зависит от просящего человека. Верующие люди любое действие в жизни посвящают Богу, чтобы стать ближе.

Кроме этого священный служитель, давая благословение, берет на себя полную ответственность. Поэтому просящему необходимо обозначить истинную причину, чтобы установить доверительные отношения. Тогда священник сможет понять, зачем необходимо благословения. Ведь цели бывают разными.

Господь всегда с Вами!

  • Интересное в православии

ikona-i-molitva.info

Благословение духовника | Православие и мир

Продолжение беседы с протоиерееем Владиславом Свешниковым. Начало: Духовный отец – кто это?

— Духовник и исповедник, духовник  и священник – это разные  лица?

— Чаще всего, в России духовник и священник сочетаются в одном лице. Единственное, что можно сказать, что некоторые священники не любят и не умеют (и тогда и хорошо, что не любят) брать на себя опыт особенного духовничества. К ним просто приходят, докладывают свои грехи, они накрывают епитрахилью, тех, кто докладывает грехи, и дело этим кончается. И это тоже опыт, и даже нормальный опыт в тех случаях, когда уже в основном духовная жизнь состоялась, где вопросов в основном нет, где просто идет обычное, заурядное, но в некотором отношении необязательно творческое течение и устроение жизни.

А иные священники напротив берут на себя в этом отношении слишком  много, и в смысле духовного руководства, и, как правило, закабаляют своих  духовных чад. Тем более, что к  по-настоящему древнему духовному опыту это отношения не имеет, и даже внешне часто бывает очень непохоже, а уж по внутреннему смыслу тем более.

Самое главное – это понимание того, что нужно искать от общения со священником. Одно дело, если ищутся некоторые  начальные познания. Если же ищутся возможности утверждения себя в формах, в содержании духовной жизни, ошибки наиболее возможны, хотя ошибки довольно тонкие. И со стороны священников, и со стороны их духовных чад. И ошибок больше всего со стороны священства, а духовные чада позволяют им культивировать себя в качестве таких боссов, высоких духовных начальников.

— Мне кажется, что белое, женатое  священство можно разделить примерно  на две группы. Одни уходят  в церковную жизнь, становятся  духовными отцами многочисленных  паств, лидерами общин. Но получается, что на семью у них уже практически не хватает времени. А вторая часть ставит на первое семью, и тогда в приходе он выполняет минимальные, обязательные функции. Насколько это правильно?

— Я думаю, что у нормальных  священников все развивается гармонично, и семья чаще всего является частью прихода. И тут даже дело не в том, сколько времени он уделяет тем или другим. Все равно любому отдельному члену прихода он не может уделить столько же времени, сколько любому отдельному члену семьи, потому что прихожан больше, чем членов семьи. Только наиболее настырным прихожанам или тем, у кого действительно много болезненно решаемых проблем, он уделяет довольно много времени. А так, обычно, в общеприходском масштабе каждому отдельному лицу уделяется очень немного времени. Просто по невозможности.

— В западном христианстве, то есть  у католиков, нет духовных отцов.  Зато их успешно или плодотворно  заменяют психологи. На самом  деле и у нас все чаще  люди обращаются за помощью  к психологам, заменяя ими священника. В чем разница между психологом и духовным отцом?

— Что значит успешно заменяют? Это еще большой вопрос.

А идут к психологам, потому что эти  многие люди не очень понимают, что такое  духовная жизнь. И свое ощущение духовности они черпают из рамок своей душевности, из содержания своей психологичности. Поэтому, может быть, им действительно скорее нужен психолог, чем духовный отец. Тем более, что именно такие люди очень часто неудовлетворены общением со священником, не видят в этом общении никакой для себя перспективы.

— Можно сказать, что это в  основном женская черта?

— В основном да. Хотя, конечно, теперь  и многие мужчины вполне «обабились»,  и эта черта стала довольно  общей. Но, конечно, женщинам она  более свойственна, что в частности  можно видеть по исповедям.

У нас в приходе более или  менее искоренен тот тип исповеди, который культивируется во многих хороших  храмах, когда духовные чада, преимущественно, женщины, вместо исповеди предлагают духовную новеллу. Часто очень талантливую, психологически своеобразную, но к духовно-нравственному содержанию жизни это имеет очень небольшое отношение. И хотя та жизнь строится на материале более или менее, имеющем отношение к нравственности, этот материал переживается не с этических, а с психологических позиций.

— Когда говорят, духовник благословил сделать, что это значит?

— Это значит велел.

— Но зачем человек идет за  благословением к священнику?

— По-всякому бывает. В основном, если кто идет за благословением  к священнику, то он идет за  санкцией. Санкцией на то решение, которое он уже сам принял. Например, он хочет поехать в Дивеево, и говорит: «Батюшка, благословите поехать в Дивеево». Я с трудом представляю себе такую редкую ситуацию, когда батюшка говорит: «Нет, не благословляю».

— Почему же? Помню, отец Дмитрий  Смирнов кому-то говорил: «Зачем тебе в монастырь? Тебе здесь храмов или священников что ли не хватает?»

— Да, такое может быть. Но в двух  случаях – либо в случае  абсолютного самодурства священника, либо в случае того, что он  знает ситуацию и знает, что пришедший к нему болтается как перекати поле. И его болтание и шатание по монастырям происходит без всякой пользы. В таких случаях священник говорит: «Не благословляю». Но, как правило, люди приходят уже с готовым решением и просят на готовое решение вроде как поставить штамп – «Разрешается».

— А если священник благословляет  поступать так, что ты не  можешь? Или он тебя уже благословил,  а ты чувствуешь, что ты не  в состоянии принять его решение?

— Если между духовным отцом  и духовным чадом нормальные  отношения, то — не можешь и не можешь — дело просто кончается. Если действительно не можешь, если не выдуманная немочь. «Всякий духовный наставник должен приводить души к Нему (Христу), а не к себе… Наставник пусть, подобно великому и смиренному Крестителю, стоит в стороне, признает себя за ничто, радуется своему умалению пред учениками, которое служит признаком их духовного преуспеяния… Охранитесь от пристрастия к наставникам. Многие не остереглись и впали вместе с наставниками в сеть диаволу… Пристрастие делает любимого человека кумиром: от приносимых этому кумиру жертв с гневом отвращается Бог… И теряется напрасно жизнь, погибают добрые дела. И ты, наставник, охранись от начинания греховного! Не замени для души, к тебе прибегшей, собою Бога. Последуй примеру святого Предтечи» (IV, 519).

— А если человек поехал, в какой-либо  монастырь удаленный, и его  там священник благословил на  что-то. А он вернулся домой  и понял, что не потянет.  Как быть?

— В нормальной ситуации оба  – и священник и тот, кто  едет, выполнил послушание или не выполнил, — относятся к этому нормально. Ну, увидели, ну поняли. Все хорошо, жизнь идет, жизнь не кончается. Настаивать, в таком случае, на обязательности выполнения решения, значит иметь священническое своеволие или послушническое своеволие. Это только кажется, что человек находится в области послушания, на самом деле, он находится в области своеволия.

В этом отношении благословения иронически можно разделить на две категории. Одна женщина говорит: «Батюшка, у  меня много во рту скопилось слюны. Благословите сплюнуть». А другая: «Батюшка, у меня во рту скопилось много слюны, куда благословите – направо или налево сплюнуть?» Этот пример, конечно, карикатурный, таких не бывает на самом деле. Но по типу  — бывает сколько угодно вопросов по мелочам, на которые никакого благословения специального не требуется. Либо от священника требуется санкция, требуется выбор в мнимой альтернативной ситуации. Но, как правило, речь в таких случаях идет о человеческой безответственности.

Другое  дело, что для серьезных решений, особенно духовного порядка, безусловно, требуется внутренний совет, который даже и не столько совет, сколько рассуждение о содержании проводимого дела. Чтобы было ясно, что оно духовно и неопасно, полезно и плодотворно. И, соответственно, наоборот.

— Если духовник посоветовал одно, родственники говорят другое, а  сердце подсказывает третье, что  в этой ситуации стоит сделать?

— Плюнуть, и сделать по четвертому.

Ну  а на деле, когда как. Иногда оказываются  правы родственники, хотя бы потому, что священник может не знать полноту ситуации. Иногда оказывается прав священник, потому что родственники не понимают полноту духовного отношения. А иногда оказывается право сердце. Хотя своему сердцу в целом доверять не особенно возможно, потому в своей ветхости, во всех своих возможностях понимания действительности, в том числе и интуитивного понимания, ошибки вероятны и возможны ровно так же, как и верные решения. Так что и то, и другое, и третье, а там может быть и четвертое и пятое.

Самое лучшее — если речь идет о понимании промысла Божия — когда человек искренне желает исполнять волю Божию, и с этой позиции он рассматривает все свои дела. А так как они могут быть рассмотрены, как исполнение (или неисполнение) воли Божией, то лучшим ориентиром верности оказываются обстоятельства. Обстоятельства, посылаемые Промыслом, наиболее четко подсказывают картину и направление жизни. Нужно тебе или не нужно уходить с работы, потому что тебя зовут на другую работу? Предоставь все воле Божией, предоставь все Промыслу, и через какое-то время так сложатся обстоятельства, что окажется, что иным образом нельзя было, чем тем, который подсказывает промысел.

Только  конечно нужно видеть происходящее без интерпретаций собственных  и священнических тоже.

— Если случится конфликт с духовным отцом, стоит к кому-то обращаться за советом? И можно ли менять духовного отца?

— Такие ситуации, требуют каждый  раз индивидуального разбора.  Чаще всего не стоит, особенно, если вопрос мелкий. У нас в  жизни крупных вопросов вообще  не так уж много. Тем более что ошибка, даже если она действительная ошибка, а не мнимая (т.е. кажется только ошибкой), если она не приводит к каким-то очевидным, быстро действующим отрицательным исходам, ошибка есть вещь полезная и преодолимая. Полезная, потому что дает возможность увидеть еще раз себя и все, что тебя окружает, на более верных жизненных основаниях. Не стоит забывать, что каждое становление верных отношений не проходит без ошибок.

Но  все имеет значение только в тех  случаях, когда возникают неправильности. В некоторых случаях без совета просто не обойтись. Особенно, когда кажется, что совет, или предложение священника имеют явно нравственно или недопустимый или сомнительный, характер. И в таком случае посоветоваться было бы, конечно, не худо, поскольку тупое послушание в таком случае ничего хорошего не дает.

Что же касается смены духовников, да, она  возможна. Во-первых, когда священник, духовник грешит ересью. И тогда, естественно, совершать подобное ему — грех, означающий отлучать себя от общего церковного, отлучать себя от Духа Святого. По слову Игнатия Брянчанинова, «преподобный Пимен Великий (V в.) повелел немедленно разлучаться со старцем, совместное жительство с которым оказывается душевредным, очевидно, по нарушению этим старцем нравственного предания Церкви» (V, 74). Да, можно, когда священник тяжко согрешает каким-то грехом, связанным с тобой лично. И ты видишь, что не спасаешься. Наконец, печально, но сменить духовного отца можно в тех случаях (лишь бы это не стало нормой), когда оказалось, что встреча была почти случайной, когда налицо ваше глубокое несоответствие. И кто прав, кто виноват, даже лучше не разбираться.

Читайте также:

Духовный отец – кто это?

Страшно ли стать духовником

О духовнике и старцах

www.pravmir.ru

Духовник и духовный отец | Православие и мир

 Никто не замышляй особиться

и сам о себе тещи, никто не сдви-

гай ног своих от твердого камня

веры отцу своему духовному.

Прп. Феодор Студит

Кто такой духовный отец?

Если человек уже достаточно серьезно понимает, что такое духовная жизнь и то, что у него есть духовный отец, это, конечно, предполагает, что он регулярно исповедуется у одного и того же священника, у своего духовника. Бывают обстоятельства, когда духовный отец вдалеке или когда сам человек уезжает на какое-то время, тогда он может, конечно, исповедоваться и в других местах. Невозможно все определить конкретными правилами.

 

Иногда в отношениях с духовным отцом бывают исключительные моменты, например, когда духовник и его чадо входят в отношения не только духовные, но и личные, что связано, скажем, со знанием семейных и личных отношений. Может быть, это не совсем правильно, но жизнь такова, что отношения духовные и отношения личностные иногда переплетаются. В таких случаях бывает тяжело, а иногда не нужно исповедоваться духовнику, чтобы не затянуть кого-то в конфликт.

Поэтому можно исповедоваться на стороне, но надо очень хорошо знать священника, которому ты исповедуешься, чтобы возможность с ним посоветоваться и спросить, нужно ли донести это на исповедь своему духовному отцу.

 

Но бывает и умышленный соблазн некоторые грехи исповедовать на стороне. Человек не хочет рассказывать о каких-то своих проделках, потому что они могут испортить его образ в глазах духовника. Поэтому возникает желание где-то в другом месте исповедовать свой грех, а потом прийти таким чистеньким – Таинство совершилось, грехи простились. С точки зрения формальной исповеди, наверное, такой грех прощается, но это очень большая духовная ошибка и совершенный вред для души, ведь это неприкрытое лукавство и обман своего духовного отца. Человек потом приходит к нему совершенно иным, ненастоящим, и священник не может этого не чувствовать. Между ними образуется такая трещина, которая способна привести все дальнейшие отношения к полному краху, совершенно их разрушить.

 

Один раз поступив так по малодушию, человек потом будет поступать так и в дальнейшем и все время приходить совсем не тем, кто он есть на самом деле. Он сам будет этим мучиться, потому что, обманув духовного отца, невозможно прийти к нему как ни в чем не бывало, обязательно будешь чувствовать внутреннее смущение.

 

В конце концов, человек будет вынужден или во всем признаться и покаяться своему духовнику, или уйти от него, потому что духовник больше ни в чем не сможет ему помочь. Еще одно лукавство связано с разницей в таких понятиях, как духовник и духовный отец. Современное представление, что такое духовный отец, складывалось не сразу.

 

Духовник в общем не должен ничем отличаться от духовного отца. Но слову «духовник», как и многим словам духовного содержания, придают несколько значений. Скажем, духовник, имея в виду некое послушание священника, может назначаться: например, духовник монастыря, духовник гимназии, епархии, существовал институт духовничества в армии. И все, кто волею судьбы оказывался в определенном состоянии какого-то служения, был обязан исповедоваться у одного священника.

 

Сейчас эти два понятия разнятся, хотя по природе своей они едины. И вот для многих людей существует такое лукавство: «Раз он мне духовник, а не духовный отец, – говорят они внутри себя, – значит, я сам буду решать, слушать мне его или не слушать; то есть духовник это тот, кому я исповедую свои грехи и, невзирая на то, что он мне говорит, сам решаю, как мне поступить, – у меня есть свой ум и свобода воли; а если уж духовный отец, то я слушать должен обязательно».

 

Здесь заключено лукавство, построенное на игре слов. Человек, с одной стороны, считается с таким понятием, как духовник. («Ты к кому ходишь?» – «Я к тому-то хожу». – «Во-о, какой у тебя духовник!») А с другой стороны, он в принципе не готов к духовной жизни, к таким отношениям, не ищет их себе. И, как только получает какой-то серьезный духовный совет, или наставление, или обличение в грехах, начинает лукавить и с легкостью говорит: «Это всего лишь мой духовник, я к нему хожу только исповедоваться».

 

Либо человек готов к послушанию, либо он живет по своей воле – надо полностью отдавать себе в этом отчет. Могут возникнуть сомнения в правильности слов, которые сказал священник, можно в этом разбираться, молиться, может быть, мучиться этими словами, но, в конечном итоге, надо все-таки идти по пути слышания воли Божией. Если же считаешь, что можешь поступать так, как хочешь, не советуйся, а поступай, как решил сам, по молитве и полностью принимая на себя ответственность за свои поступки. А если уж ты за духовным советом пришел, получил его, но тебе он не понравился, ты ему не следуешь, то ты встаешь на путь прямого ослушания – это надо понимать.

 

Даже если священник поставлен духовником в официальном плане (скажем, человек оказался на какой-то службе, где есть назначенный духовник – духовник учебного заведения, например, и он разбирает духовные вопросы и благословляет поступать определенным образом), хочешь, не хочешь, а надо его слушаться. Он берет на себя ответственность за это решение. В противном случае надо выбывать из этого учреждения.

 

Так же, если приходишь в общину и считаешь священника своим духовником, то разницы между духовником и духовным отцом большой нет, только, может быть, в степени более сугубого родства, более близких духовных отношений, более внимательного слышания слова, более трепетного отношения. Но что касается духовных советов и послушания, то если священник говорит вещи, которые согласуются со Священным Писанием и Священным Преданием, нет причин, чтобы его не послушать. Человек слушается не человека, а слушается Церковь, которая говорит ему устами священника.

 

Вообще-то никто никого не обязан слушаться. Это всегда свободное действие человека. Но если прихожанин таким образом себя поставил по отношению к священнику, что тот почувствовал возможность сказать ему какие-то серьезные духовные слова, то здесь либо сам человек просто играет в духовную жизнь, либо он идет по пути ослушания, по пути духовного самоубийства.

Невозможно такими вещами просто так играть. Это все очень серьезно. Духовная жизнь – не общественное мероприятие. И не то, о чем думают: хочу – поступаю так, хочу – поступаю сяк; хочу – делаю то, хочу – делаю сё. Духовная жизнь – это путь ко спасению.

 

Если ты хочешь идти ко спасению, иди. Если не хочешь идти ко спасению, никто тебя не заставит. Но странно при этом разбирать, духовник это или духовный отец, имеешь ты право или не имеешь… Если ты всерьез готов идти путем ко спасению, тогда вопроса о том, поступать или не поступать по своеволию, быть не может. Есть только вопрос о том, как правильно услышать волю Божию.

 

Протоиерей Алексий Уминский. «Тайна примирения» М., 2007.

www.pravmir.ru

Прот. Николай Ведерников - Как найти духовника?

Недавно один из старейших московских священников протоиерей Николай Ведерников рассказал Правмиру о своей жизни. В очередном интервью сайту он размышляет о духовничестве и смысле духовной жизни.

Кто относится к своей духовной жизни всерьез — ищет духовного наставника

— Отец Николай, обязательно ли, на ваш взгляд, христианину иметь духовника?

— Желательно исповедоваться у одного священника. Разумеется, исповедь принимает Господь, священник только свидетель, и если человек искренне раскаивается в своих грехах, таинство действительно независимо от того, у знакомого ли священника он исповедовался, насколько благочестив священник. Но лучше, когда священник знает прихожанина, когда между ними по-настоящему доверительные отношения.

Если человек серьезно относится к своей духовной жизни, он обычно находит священника, с которым такие отношения складываются. Пусть не сразу, но находит. Для духовного роста это очень важно. Когда ко мне приходит на исповедь незнакомый человек, я обязательно спрашиваю, есть ли у него духовный наставник. И большей частью оказывается, что нет, даже если он исповедуется не впервые и ходит в храм не один год. Меня это всегда огорчает. Печально, что люди за несколько лет церковной жизни так и не позаботились о том, чтобы кто-то наставлял их в духовных вопросах.

Нам с женой всю жизнь везло с духовниками. Отец Николай Голубцов благословил ее на рождение детей, хотя у нее с юности была гипертония, и врачи в один голос говорили, что рожать ей нельзя, опасно для жизни. Но три дочки родились у нас, можно сказать, по благословению отца Николая.

Отношения чада с духовником обычно длятся до смерти одного из них. Отец Николай скончался в 1963 году, после него нашим духовником был отец Владимир Смирнов из храма Илии Обыденного, а после его кончины — отец Василий Серебренников, ученик старцев, прозорливый батюшка. Он советовал ежедневно записывать свои грехи в блокнотик. Без подробностей, просто «осудил, позавидовал…». Мы старались следовать его совету. Он болел, поэтому на исповедь обычно приходили к нему домой и не очень часто, но посмотришь свои записи, и уже ничего вспоминать не надо.

Отец Василий прожил почти 90 лет и скончался в 1996 году. Потом мы с недавно ушедшим из жизни отцом Герасимом Ивановым исповедовались друг у друга. Замечательный был человек, талантливый художник, добрый пастырь, на десять лет меня старше, но при всем к нему уважении я не считал его своим духовным отцом. Последние месяцы перед кончиной он тяжело болел, не служил.

В храме Иоанна Воина на Якиманке, где я служу теперь уже внештатно, священников много, всегда есть у кого исповедаться. Доверяю им, чувствую, что они относятся к своему служению ответственно, но пока духовного отца у меня нет. Надеюсь, что если по воле Божьей жизнь моя продлится (а мне уже 84), Господь и духовника пошлет. И у Патриарха есть духовный отец, и у других епископов — каждый, кто относится к своей духовной жизни всерьез, ищет духовного наставника.

— Священнику, наверное, это действительно необходимо — ему же других приходится напутствовать.

— Это всем необходимо, потому что все мы грешны: «Ибо нет человека, который не согрешил бы» (2 Пар., 6, 36). Ты можешь не делать ничего плохого, достойно вести себя в обществе, пользоваться уважением, но есть помыслы, на которые не обращаешь внимания, а ведь недаром в монастырях каются в помыслах.

Борьба с помыслами

В течение дня каждому человеку приходит в голову много разных помыслов, явно греховных. Приходит помимо воли — от дьявола, стремящегося внушить нам жадность, зависть, осуждение, раздражение и другие нехорошие чувства. Я стараюсь прогонять помыслы Иисусовой молитвой. Отец Василий вообще рекомендовал читать ее постоянно.

В эту короткую молитву — «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного» — включено все наше православное исповедание, на ней строится вся догматика. Если ее внимательно читать, Господь постепенно очищает твой внутренний мир. А если помыслы овладевают мной, они этот мир загрязняют, и, пусть даже я не делаю никому ничего плохого, мой загрязненный внутренний мир воздействует на близких, на тех, с кем общаюсь, да и на всех окружающих. Это очень важно понимать — мы спасаемся вместе. «Стяжи дух мирен и вокруг тебя спасутся тысячи», — говорил преподобный Серафим Саровский.

Чистоты помыслов, исправления своего внутреннего мира можно достичь, если следовать совету апостола Павла: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите» (1 Фес., 5, 16–18). Нет повода унывать, впадать в отчаяние, если с нами Христос. Поэтому я всем рекомендую читать ежедневно хотя бы по одной главе Евангелия. Это даже важнее, чем соблюдать молитвенное правило, потому что Евангелие — письмо Самого Христа, именно через Евангелие мы входим с Ним в контакт.

Некоторые думают, что главное — свечки поставить перед иконами и сделать земные поклоны. А главное в христианстве — любовь человека ко Христу, встреча со Христом. Господь ценит личное обращение — каждый может найти свободную минуту (например, перед сном) и рассказать Ему, что сегодня произошло в его жизни, с какими трудностями столкнулся, попросить прощения и помощи, и Господь обязательно отзовется. Может быть, не сразу, но отзовется. Именно поэтому я советую всем каждый день прочитывать главу из Евангелия.

Духовная жизнь требует руководства. Духовный отец — священник, который руководит твоей духовной жизнью. Он может быть самый простой, самый неказистый, не иметь особого образования, но если я ему доверяю, значит, Господь через него может мне сказать что-то очень важное.

 Без послушания отношения бессмысленны.

— А как новоначальному прихожанину понять, что этому священнику можно довериться, что он именно пытается понять Божию волю о человеке, а не навязать ему свою?

— Действительно, некоторые навязывают свою волю в полной уверенности, что им открыта воля Божия. Священник, только приняв сан, не имея ни опыта, ни знаний, воображает себя духовным руководителем. Это называется младостарчество — болезненное, но очень широко распространившееся в девяностые годы явление. Оно изживается, но постепенно.

Можно ли довериться священнику настолько, чтобы попросить его быть руководителем твоей духовной жизни, подскажет только внутренний опыт. Это трудно, особенно человеку, только начинающему церковную жизнь, но другого пути нет. Формально подходить к таким серьезным вопросам нельзя и дать какой-то общий совет я не могу.

Самим священникам, наверное, не следует спешить становиться духовниками. Я, например, не считаю, что достоин быть духовным отцом. Есть прихожане, которые постоянно исповедуются у меня — человек 10–15, привыкли они ко мне, — но когда меня просят стать духовным отцом, я, как правило, отказываюсь. Я всегда готов исповедовать человека, утешить, что-то посоветовать, но отношения чада с духовным отцом предполагают послушание.

Если священник соглашается быть моим духовным отцом, я верю, что он мне не просто по-человечески что-то советует, но через него мне советует Господь, и я должен проявить послушание. Проявлю ли, зависит от моего свободного выбора, но в случае послушания духовнику Господь подаст Свою благодатную помощь, а если не прислушаюсь к его совету, духовник не отвечает. Но без послушания такие отношения бессмысленны.

Некоторые прихожане прислушиваются к моим советам, стараются им следовать, и это всегда меня радует, но формально я никогда не называл себя чьим-либо духовным отцом. Не чувствую я в себе готовности к такой ответственности.

— Послушание касается только духовных вопросов? Должен ли духовник давать житейские советы: переходить ли на другую работу, куда ехать отдыхать?

— Опытный духовник, хорошо знающий свое чадо, может с пониманием отнестись и к его житейским проблемам. Например, на работе возникают конфликты, часто люди хотят тут же хлопнуть дверью, уйти. И не всегда после этого перемены бывают к лучшему. Когда человек поступает по своей воле, нередко потом жалеет. И, наоборот, если не стал сразу поддаваться эмоциям, прислушался к совету другого, все в итоге нормализуется.

Я обычно советую в таких случаях не торопиться, подождать — время многое лечит, в том числе и многие конфликты со временем разрешаются. Не только на работе, но и в семье. Бывает, что муж гуляет на стороне — как быть жене? Церковь допускает развод в таких случаях, но если она готова потерпеть и простить, потом семейная жизнь может восстановиться, нормализоваться. Необязательно восстановится, но я знаю случаи, когда восстанавливалась. А развод — всегда трагедия.

Послушание — от слова «слух»

В семейной жизни, кстати, тоже необходимо послушание — друг другу. Причем надо не от другого требовать послушания, а самому его проявлять. Допустим, жена что-то тебе говорит, а ты не согласен. Возражать, лишь бы сделать по-своему, идти на конфликт неправильно. Всегда надо уметь прислушаться.

Послушание — от слова «слух», оно начинается с умения вслушаться в то, что говорит другой. Мы не любим молчать. Наш друг митрополит Антоний Сурожский учил нас: «Мы все умеем хорошо говорить, но не умеем слушать друг друга. Поэтому очень важно вслушиваться». И в семейной жизни это очень важно. Муж должен уметь слушать жену, жена — мужа, и все вопросы надо решать с рассуждением. Не убедила тебя жена — ничего страшного, иногда ради мира все равно лучше согласиться с ней. Мир в семье важнее любых наших амбиций.

С духовником отношения другие — здесь я проявляю послушание, но дать правильный совет, не от себя, а от Бога, священник может, только если он понял человека, а чтобы понять, надо внимательно слушать, вслушиваться. Ну, а я в свою очередь должен вслушиваться в слова духовника, чтобы понять его совет.

— Были в вашей жизни случаи, когда после совета духовника вам казалось, что вы не в силах проявить послушание, что оно неподъемное для вас?

— Нет, такого не помню, но бывало, что я впадал в грех, от которого с трудом освобождался. Для этого мне требовались и время, и молитвенная помощь духовного отца. Священники, которым я исповедовался в своих грехах, всегда за меня молились, я чувствовал их духовную поддержку, благодаря которой мне удавалось выйти из того состояния, освободиться от греха. Это большое дело — свобода от греха!

Трудно бывает справиться с собой. Самый лютый враг духовной жизни — моя самость, гордыня, неумение делать над собой усилие. Разными путями идет человек. Один грех удается победить, он уходит, но что-то опять возникает в душе. Это требует большого внимания, и как раз духовный отец может подсказать, иногда даже со слезами.

Помню, когда я в детстве и юности исповедовался в своих юношеских грехах, священник плакал. Кажется, отец Вениамин его звали. Я подходил к нему действительно со страхом и трепетом, а он, слушая мою исповедь, плакал. Плакал о моих грехах. У каждого свой путь, иногда очень трудный, иногда полегче, но в любом случае надо уметь делать над собой усилие. А мы не любим, когда требуется проходить через тесные врата. «Ищите же прежде Царства Божия» (Мф., 6, 33). Оно внутри нас.

Благодарить за каждый прожитый день

— Если совет духовника непонятен, надо ему честно это сказать и попросить разъяснить или лучше принять на веру?

— Я думаю, что лучше попросить разъяснить. Иногда разъяснения достаточно, а иногда требуется время, чтобы человек понял совет, который пока не готов принять.

У священника не должно быть горделивого превозношения над прихожанами. Да, у него, допустим, больший опыт, как у профессора больше знаний, чем у студента, но именно когда этот опыт подается скромно, волей-неволей прислушаешься и поймешь, что это ты еще не дорос до понимания совета, не готов его исполнить, так как еще неопытен в духовной жизни, незрел. А когда понимаешь, проще смириться и все-таки попробовать исполнить совет.

Не стоит до конца доверять своему сердцу. Прислушиваться к нему, безусловно, нужно, но сохраняя трезвенность. «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить», — говорит апостол (1 Пет., 8, 9). Темные силы тоже действуют через сердце человеческое, поэтому и необходим духовный контроль.

— Насколько изменились прихожане за 50 лет вашего священнического служения? Понятно, что по сравнению с советским временем их стало гораздо больше, но некоторые священники говорят, что сегодня большинство приходит в церковь не с духовными запросами, а с психологическими проблемами.

— Приходят с разными проблемами, но в любом случае стараешься помочь человеку задуматься о главном. Говоришь с ним о смысле жизни, о том, что смерть всегда у нас за плечами, и надо помнить о смертном часе. Если бы мы действительно всегда помнили о смерти и об ответе перед Богом, перестали бы грешить. А мы не помним. Настолько поглощают нас заботы о собственном благополучии в земной жизни, что главное, ради чего живет человек, уходит из нашего сознания.

«В руце Твои, Господи Иисусе Христе, Боже мой, предаю дух мой: Ты же мя благослови, Ты мя помилуй и живот вечный даруй ми. Аминь», — читаем мы перед сном. «В руце Твои, Господи», потому что я не знаю, встану ли утром. Память об этом не отменяет радость жизни. Можно радоваться, общаться с людьми, но помнить при этом, что неизвестно, сколько ты проживешь, и благодарить Господа за каждый прожитый день.

Я всегда советую людям утром просить Господа, чтобы день прошел без греха, а в конце дня — благодарить Его за все, за хорошее и за трудное. Обычно люди это выполняют.

— Были ли в вашей пастырской практике примеры такого глубокого покаяния, что оно укрепляло вас в вере?

— О таком покаянии мне рассказывал митрополит Антоний Сурожский. Один священник, у которого он однажды исповедовался, много пил, страдал пристрастием к алкоголю. «Но на исповеди он плакал не пьяными слезами, а слезами о моих грехах», — говорил митрополит Антоний. Имени этого священника он, разумеется, не называл, но та исповедь потрясла его как никогда, а ведь он был опытный духовник, сам исповедовавший тысячи людей. Я такую исповедь никогда не принимал.

— Вам же приходилось исповедовать приговоренных к смертной казни.

— Да, но с тех пор прошло почти 20 лет, подробности уже выветрились из головы. Помню только, что каялись эти люди искренне. Они ждали расстрела, но вскоре был введен мораторий на смертную казнь, и расстрел им заменили на пожизненное заключение. Некоторые до сих пор пишут письма из Мордовии моей дочери и ко мне обращаются с вопросами.

Сначала все они стремились на свободу, но я против. Не выдержат они здесь, могут сползти, совершить еще худшее, чем раньше. А там у них налажена духовная жизнь, приходит священник. Я не считаю их своими духовными чадами, но каждый день молюсь за них, и это очень важно. Ну, а раз они продолжают писать и задавать вопросы, значит, и у них есть какое-то душевное движение ко мне.

— Как я понял, вы считаете, что священнику не нужно стремиться в духовники?

— Да, не нужно. Молодым священникам я советую прежде всего найти духовников себе. Это не поучение, а совет старшего товарища. Без опыта послушания, мне кажется, трудно будет наставлять других в духовной жизни.

Я сам никогда не стремился быть духовным руководителем, но, как я уже сказал, есть человек 15, которые ко мне привыкли и регулярно исповедуются у меня. Наше общение не ограничивается исповедью в храме. По понедельникам они по возможности приходят ко мне домой. Мы беседуем на тему воскресного Евангелия, люди проблемами делятся, но осмысляем все через Евангелие, через Христа, потом пьем чай. Вижу, что и встреча друг с другом, возможность поделиться опытом, многих радует. И я рад, что чем-то могу помочь людям.

Беседовал Леонид Виноградов

Читайте также:

Прот. Николай Ведерников: Господь спросит об одном — был ли я человеком? (+Видео)

«Мы называли его Апостолом Любви»: интервью с клириком храма святого Иоанна Воина на Якиманке протоиереем Николаем Ведерниковым

Тайна примирения — Прот. Алексий Уминский об исповеди и покаянии (+АУДИО)

www.pravmir.ru


Смотрите также

faq-ru.ru

  Карта сайта, XML.